Меню

Этих собак любят скинхеды

Traditional Skinheads

Основным лозунгом данной субкультуры можно назвать лозунг «Remember the Spirit of ’69». Данная фраза является выражением тех идеалов, к которым стараются быть максимально близки традиционные скинхеды. В основном, эти идеалы копируют культурные устои среди скинхедов периода 1960-х годов:
— Работа. Скинхеды гордятся своей принадлежностью к рабочему классу;
— Друзья. Так называемое Unity, Единение («важнее дружбы нет ничего на свете»);
— Семья (семья для скинхедов это корни, истоки);
«Корни». Одно из важных понятий в субкультуре традиционных скинхедов; выражение его находит свое отражение в популярном выражении: «Remember your roots!», что, в принципе, является другой стороной выражения «Remember the Spirit of ’69», так как «Дух 69» (Spirit of ’69) — корни самой субкультуры, «золотое время» её развития. Понятие «корней» также важно ещё и тем, что включает в себя музыку, характерную для скинхед-среды 60-х (ска, реггей, рокстеди, соул).;
— Анти-расизм. Имеется в виду именно антирасизм, а не антифашизм, такая позиция объясняется тем, что субкультура скинхедов происходит из смешения двух культур — ямайских темнокожих рудиз (rude boys) и английских модов (mods).

Ну и?. В среде традиционных скинов были и черные, и одним из их правил был антирасизм. Тема считаю закрыта.

Рассылка Пикабу: отправляем лучшие посты за неделю 🔥

Спасибо!
Осталось подтвердить Email — пожалуйста, проверьте почту 😊

Источник



Почему у нео-националистов и скинхeдов так модна собака американский питбуль? Почему например не немецкая овчарка,

которая как раз бы подошла для них, немецкая же)))

Ну это у них спросить надо.
Думаю, что их интеллектуальный уровень не позволяет выстаивать сложные логические цепочки: Германия — собака — немецкая овчарка.. .
Они со своими мозгами могут только НТВ и Малахова посмотреть. А там питбулей «нежно любят». Вот эти господа хорошие и затырились собачками, только забыли, что их ещё воспитывать надо и заниматься с ними. И периодически из-за этого страдают: то собака их покусает, то их родственников.
Какую бы породу человек ни заводил, в первую очередь надо думать о животном и о том, как ты им будешь заниматься. Если завести собаку с какой-то отдалённой целью: пугать неприятных тебе людей, продавать дорогих щенков, очаровывать девушек, — то ничего путного не выйдет. Сначала хозяин должен любить свою собаку, а потом уже думать о выгодах.

может они такие же полудурки? хотя собы обычно умнее таких хозяев

я не нациолистка и не скинхед но держу стаффордаи не че и немку тож

Ну придставте пита на коротком поводку и ошейнике из шыпамы. Правда будеш выглядить понтово! Тим более когда пёс тянит повод из усей силы и практически стоит на дыбах тябя за км. обходить будут. Ну, а представте лохматую овчарку из тоненьким красным или синим ошейником и двометровым поводком

Твоего питбуля мой ротвейлер сожрет нахер и тебе тож

Да элементарно. Посправшивайте у владельцев питов, стаффов, что они слышат от прохожих, а потом — у владельцев немецких овчарок. При виде овчарки среднестатистический человек чаще всего испытывают уважение, зная, что это «самая умная служебная собака», дети кричат: «Мухтар! «, люди спрашивают, умеет ли она искать наркотики, какие команды знает и т. п. А при виде питбуля у большинства людей сразу страх или отвращение, зная, что это «ужасная бойцовая собака-убийца», шипят вслед: «Стрелять таких надо», «Ваша собака ещё сожрёт ваших детей», и так далее. Быдлоскинхедам и прочим низкоинтеллектуальным серым массам же главное, чтобы народ разбегался.. .
А ещё питы и стаффы без документов стоят по 3-5 тыщ рублей, это сейчас фактически самые дешёвые породы.. . Да даже бесплатно можно взять, этих собак очень много по приютам сидит, народ боится.. .
В общем, всё закономерно.

Источник

Кто такие скинхеды, и на кого они охотятся?

По словам нашего собеседника, в эту категорию попадают иранцы, пакистанцы и даже цыгане. Именно от них, по мнению скинов, исходит «зло наркотиков» и другой чумы «расстлевающей нацию».

Многие уже видели на улицах Киева бритых парней в берцах с красными и белыми шнуровками, в куртках-бомберах и джинсах с подкатами. Это и есть те сами скины, о которых в последнее время говорят в Киеве.

В конце прошлого месяца, 28 августа, поздно вечером в подземном переходе около торгового комплекса «Мандарин-Плаза» в центре Киева группа неизвестных напала на двух студентов Еврейского университета «Ешива». Один из них — 32-летний киевлянин Мордехай Моложенов, ученик иешивы Центральной синагоги Бродского, сейчас находится в коме, и его состояние не улучшается.

А 11 сентября были избиты раввин и его сын, граждане Израиля. По одной из версий — пьяными подростками, по другой (неофициальной) организованной группой скинхедов. В любом случае, они — скинхеды — это не миф, они в Киеве есть, и они действуют.

«Сегодня» встретилась с одним из участников такой полуподпольной группы, который на основании анонимности рассказал нам, кто такие киевские «скины», чем они живут и за что «воюют».

Но сначала немного предыстории.

Говорят, первые скинхеды — от английского skihead «кожаная голова» — появились в 1969-м в Великобритании, которая в те годы проводила политику открытых дверей, распахнув свои просторы иммигрантам. Они, естественно, хлынули на британскую землю бурным разноцветным потоком. В основном это были выходцы из прежних британских колоний — Пакистана и Индии. Приезжие «забили» собой десятки тысяч рабочих мест, поскольку соглашались трудиться за минимальное жалование. Молодым англичанам, естественно, это не понравилось — им угрожала массовая безработица. Белые аборигены возмутились, обрили головы и принялись сражаться за место «под фунтом стерлингов», а именно — «мочить паков», то бишь пакистанцев, «советуя» ехать обратно.

Читайте также:  Суролан от ушного клеща собаки

Через 10 лет, в конце 70-х, в Англии, продолжавшей страдать от экономического кризиса, активизировались неофашисты, винившие во всех бедах исключительно «цветных». Их идеи понравились достаточно большой части скинов, которым «фаши» с удовольствием давали деньги на создание скин-клубов и скин-групп. Тогда-то и произошло разделение бритоголовых на «белых» (НАционал-соЦИалистов, сокращенно «наци») и «красных» (антифашистов).

Сегодня в скин-движении, по словам моего киевского собеседника — скина Вальдемара, все эти традиции сохранились. Единственно, что изменились определенные приоритеты. Основная идея — пресекать распространение наркотиков.

— Но настоящих «антифа» в Киеве сейчас нет. А вообще они, по сути, борются с нами, считая нас фашистами и нацистами, продолжателями дела Гитлера. И ссылаются на то, что его войска убивали наших прадедов и дедов. Но ведь и в Украине во время войны существовали подразделения, которые воевали за Гитлера. Но они не поддерживали фашизм, просто они хотели свободы, стать независимыми от России и от режима.

ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ — РУКИ!

Говорят, первые скины обрили головы, подражая «Великим Белым» — римлянам, которые избавлялись от шевелюры перед боем. Кроме того, стрижка «под ноль» была «объективной необходимостью»: отсутствие волос не давало возможности противнику оттаскать тебя за прическу. К тому же молодым рабочим скинам приходилось коротко стричься, чтобы «растительность» не затягивало в станки.

С той же целью — подспорье в потасовке — и у высоких «армейских» ботинок (Мартинсов, Гриндерсов). Но главным оружием все равно остаются руки.

Летые куртки — бомберы — тоже довольно «комфортны» в драке (за них проблематично ухватить соперника как следует).

Немаловажную роль играют шнуровка ботинок и нашивки на бомберах. По ним различают своих и чужих. Как нам удалось выяснить, прямая красная шнуровка может означать две вещи: перед вами либо неонацист, либо скин-коммунист. Символизирует кровь, пролитую за белую расу, и кровь, которую «носитель» готов пролить. Белая шнуровка — признак принадлежности к антифашистам. Еще одно значение — перед вами человек убивший негра.

ТРАДИЦИИ И ПРИОРИТЕТЫ

На сегодня Гитлер для скинхеда не является идеалом или авторитетом, только некоторые из его идей составляют арсенал приоритетов киевских скинов. В частности идея арийской расы. Согласно философии Вальдемара, славяне тоже являются таковой и украинский народ нужно защищать от «засорения» ненужными элементами, а именно наркотиками и людьми, которые их привозят сюда и приводят нашу расу к деградации.

— К тому же, скинхед никогда не тронет туриста, это бизнес, который приносит деньги в нашу страну. Кроме того, туристы, откуда бы они не были, не несут вреда, — поясняет он, — они просто хотят познать мир, и в этом нет ничего плохого. Многие говорят, что скины бьют ни в чем неповинных людей. Мы так никогда не делаем, это разные хулиганы могут избить первого встречного ради развлечения или наживы, для нас же это не является ни тем, ни другим.

«Жертвами» же этих парней могут стать негры, иранцы и пакистанцы. По словам моего собеседника, именно от них исходит зло наркотиков, в эту категорию попали и цыгане с нелегалами из разных стран. И чем же они не нацисты после этого? А как же «белые», которых более чем достаточно среди наркоторговцев? Как говорит Вальдемар, и белый человек, замеченный в наркоторговле, не избежит встречи с ними. С единственной разницей, что на первый раз с ним могут просто поговорить.

Что касается евреев, то взгляды кивеских скинов на них совпадают с гитлеровскими. При этом, наш собеседник не отрицает, что жукое преступление в центре Киева с избиением еврейских студентов в конце августа совершили именно его единомышленники.

— Относительно 28 августа, когда избили двух евреев, то это дело рук скинхедов, но раздутое СМИ их большое количество — абсурд! Их количество не могло превышать преимущества в одного человека, — рассказывает Вальдемар.

Некоторые из его собратьев причисляют к арийской расе и население Индии, мирно живут и с Кавказом.

— Мы боремся против наркотиков. И хотели бы стать официальной организацией полезной для общества.— говорит он, — Мы говорили с ППСниками, чтобы сотрудничать, указывать на «точки», где расцветает торговля наркотиками, помогать вычислять торговцев и их места обитания. Но нам отказывали. Наверное, это им выгодно, ведь мы никогда не берем взяток.

В планах скинхедов есть и создание партии, чтобы на официальном уровне бороться с наркотиками, но это в далеком будущем. Финансовая же основа для существования, что-то вроде «партвзносов», каждый, при необходимости сбрасывается в казну по мере возможности. Но если человек не может внести свою лепту, то презирать за это его ни кто не будет.

— Еще одна идея — листовки. Мы хотим объяснить людям, кто мы и за что боремся, что нас не стоит бояться и, чтобы в обществе уменьшилось давление на скинхедов, говорит Вальдемар.

Становятся скином по своей воле, и нет никакого обряда посвящения или чего-то подобного. Есть три категории людей: «Кузьмичи», «Молодые»- и «Алдовые»-скины. К первой относятся люди, не имеющие никакого понятия в каком-либо деле, и в философии скинхедов тоже, они могут выглядеть как скин, потакать скину, но не являются истинными представителями этого движения.

«Молодые» — новоприбывшие, которые пребывают полгода-год среди «Алдовых» — стариков группирований. Стать «алдовым» можно прежде всего за достижения, но это не значит, что если молодой «накажет» кого-то из «врагов нации», то станет авторитетом. Главное быть полезным для движения, сделать для него что-то значительное.

— Мы не пьем водки, она ведет к деградации расы, и не употребляем наркотиков: ни легких, ни каких-либо других. Единственный алкоголь — это пиво, его мы употребляем, — говорит Вальдемар, — не запрещается и курить сигареты.

Читайте также:  Котята которых родила кошка от собаки

Дружат из скинхедами из Польши, России, Белоруссии, но видятся, как правило, на концертах, специальных встреч не организовывают.

— Кстати, польские скинхеды — это здоровенные парни, почти что один в один и очень разтатуированные, у нас же есть и маленькие и щупленькие, — говорит он. Наши скины делают татуировки, как правило, в виде свастики и кельтского креста. Но это не является отличием и обязаловкой. Менее распространены нашивки, например: «За Русь святую».

Вальдемар, так себя назвал уличный солдат, лидер организации скинхедов «SS 88» стрельцов, утверждает, что сейчас ни «прикид», ни стрижка не имеют большого значение, главное, что у человека в голове.

Многие учатся в вузах Украины, среди них есть и юристы, и инженеры, есть и рабочий класс. Ребята занимаются спортом, слушают музыку, как правило, WP Rock («Коловрат», «Молот», «Білий шквал»). По сути, тот же панк-рок, но с текстами, где более выражена философия борьбы за нацию.

— В этом году мы ездили на гидропарк, там хотели позаниматься на тренажерах, но приехал наряд милиции и попросил нас уйти, — жалуется Вальдемар. — Рядом занимались и негры, но там никто никого не трогал. По их мнению мы пугаем всех своим присутствием, потому как мы скинхеды.

Вообще с милицией у киевских скинов, по словам Вальдемара отношения хотя и не простые, однако и войны нет.

— Милиция не справедлива к нам, может продержать в участке ни за что, потом отпустить. Но это все равно не приятно. Мне как-то в участке утверждали, что я «накуренный», а мое предложение взять мою кровь на анализ проигнорировали, но потом отпустили, — говорит он.

Источник

Эпоха «Стоников» и цветных шнурков. За какую одежду поясняли и спрашивали в нулевых?

Полный разбор фразы «Поясни за шмот».

Поколение Z живёт в прекрасном мире, где носить можно все что угодно. Максимум риска, на который идут зумеры – шанс получить модный приговор от кого-нибудь из знакомых. В каждом городе есть несколько исключений в виде особо тёмных подворотен, но это почти не считается. В нулевых одеваться было гораздо страшнее.

Заходя в секонд, нужно было обладать некоторым набором знаний об экстремистских субкультурах конца 90-х и начала 2000-х. Иначе приглянувшаяся шмоточка легко могла обернуться просьбой «пояснить» от неприветливых граждан с бритыми головами. Сегодня мы вспомним, откуда это взялось, какая одежда представляла опасность и, самое главное, что нужно было отвечать.

Кто «спрашивал за шмот»?

В то время процветали две крайне похожие, но противоборствующие субкультуры – скинхеды и антифа. И те и другие были крепко связаны с околофутбольным фанатским движением. Уличные драки между ними были повседневной нормой, а некоторые элементы одежды – распознавательными знаками.

Носить определённый бренд – значит, принадлежать к группировке. Так считали члены как левого, так и правого движения. Грубо говоря, это воспринималось так же, как если бы гражданский человек вдруг напялил военные погоны. У причастных лиц возникают вопросы, которые очень быстро конвертируются в удары по голове.

Чтобы текст не был пустым набором воспоминаний, я обратился к людям, в то время связанным с опасными движениями. Среди них бывшие фанаты, антифашисты и просто неформалы, которым доставалось больше всего. Важно: все, как один, утверждают, что правила часто различались по регионам. Обычно в этом был виноват испорченный «телефон».

Человек из провинции ехал в Москву или Питер, привозил оттуда нужные дресс-коды и рассказывал своим. Что-то забывалось, что-то приукрашивалось, а часть правил так и вовсе оказывалась бесполезными городскими легендами. Но в нулевых всё это было по-настоящему важно. Тогда субкультуры существовали гораздо более ярко и обособленно, чем сейчас.

За какую одежду «спрашивали»?

Шнуровка. Начнём с классики. Цвет шнурков – не просто дело вкуса, как вы могли подумать, а самый распространённый знак отличия у экстремистов. Почему? Всё просто. Сменить шнурки мог себе позволить каждый, а вот урвать даже палёный Stone Island куда сложнее. Обычно речь о высоких армейских ботинках, но молва распространила эти правила на всю обувь.

Белая прямая шнуровка – правобережная тема. Этот вид означал, что носитель избил до смерти человека восточного происхождения. Но по большей части только на словах. На деле же с белыми шнурками на берцах гоняли все, кто числился скинхедом. А о разнице между прямой/непрямой шнуровкой говорили только дотошные буквоеды.

Соответственно, красные шнурки отличали представителей антифа. К сожалению, некоторые обувные бренды не заботились о потребителях, продавая изделие сразу с красными шнурками. Хорошо помню, как школьный знакомый бегал на рынок, чтобы сменить цвет и перешнуроваться: от греха подальше.

В более ранних трактовках считалось, что околофутбольщики носили в том числе и красные шнурки. Они отличали уже опытного члена группировки, который никого не убил. Потом же, с развитием левых движений, красная шнуровка досталась ребятам из антифа.

Stone Island. Сейчас уже сложно установить, почему околофутбольщикам, скинхедам и прочим так приглянулся итальянский бренд Stone Island. Но мода точно пошла от британских организаций. В культовом фильме «Хулиганы Зелёной улицы» как раз можно увидеть граждан в «стониках».

Считалось, что «стонарь» никто не будет носить просто так. Носишь – где-нибудь да состоишь. Оригинал стоил бешеных денег, а за палёный избивали, потому что обладатель якобы хочет казаться тем, кем не является. А таких было действительно много. Иногда дворовому моднику случалось урвать Stone Island в секонде, за что он потом расплачивался при встрече с фанатами.

Читайте также:  Что делать если у собаки заболели уши

Но если вам так сильно приглянулась куртка, то шанс остаться целым всё же был. Лысых граждан интересовала не столько сама шмотка, сколько фирменный патч – шеврон с логотипом. Отодрав его, можно было решить много проблем, а то и толкнуть кому-нибудь за неплохие деньги. Да, некоторые уникумы специально пришивали «стониковские» патчи на обычную куртку с рыночка.

Существовал каноничный лук скинхеда. Помимо бритых голов, правых ребят отличало стремление следовать стилю одежды, заданному их британскими предшественниками в конце 60-х. Клетчатые рубашки Ben Sherman, подтяжки, джинсы Levi’s 501. Рубашку можно было заменить на поло Fred Perry или Lacoste. В России прижился именно этот вариант.

Привлекал лишние взгляды даже каждый элемент этого лука в отдельности, а уж вместе и подавно. Вряд ли вы одевались в темноте, и всё так удачно совпало, правда?

Забавно, что опасность таких брендов, как Fred Perry, Lacoste и Burberry была ещё и в том, что в них гоняли как левые, так и правые. Каким-то чудесным образом мода распространилась на всех радикалов: особенно ближе к десятым годам. Тогда же в копилку опасных луков добавился бренд Carhartt. Естественно, это повышало вероятность нарваться на вопрос «За кого воюешь?»

Оранжевые бомберы. Главный атрибут российских скинхедов 90-х. Тогда возможностей ходить в «левисах» и Fred Perry было куда меньше, поэтому в качестве униформы прижились китайские бомберы с оранжевой подкладкой, добываемые на ближайшем рынке.

В нулевых это уже был скорее артефакт эпохи, чем боевая униформа. Оранжевые подкладки и камуфляжные штаны носили те, кто сохранил эти трофеи со старых времён. А до многих уголков провинции эта мода так и не доехала, так что носить можно было относительно спокойно.

Толстовки Lonsdale. Это явный атрибут скиновской моды эпохи нулевых. Палёные толстовки лондонского бренда можно было найти на рынке в любом городе. А наживёт ли обладатель такой шмоточки проблемы – вопрос крайне сложный.

В целом, можно было избежать членовредительства, ответив, что тебе нравится толстовка. Но есть один важный момент. Будучи надетой под расстёгнутую куртку, надпись Lonsdale превращалась в аббреавиатуру NSDA – Национал-социалистическая партия Германии. Это был явный признак, по которому своих отличали от чужих.

Существовали и чисто правые бренды. В основном, речь идёт о двух конкретных производителях – Thor Steinar и Sva Stone. В отличие от тех же Fred Perry, которые пытаются отмыться от печальной славы шмота для скинов, эти бренды сознательно делали одежду для радикалов.

«Спрашивали» за них даже более жёстко, чем за Stone Island. Во-первых, из-за чёткой идеологии производителя. Во-вторых, потому что это дорогие вещи, которые совершенно точно нельзя достать в секонд-хенде. Шансов сойти за обычного зеваку в таком виде – ноль. Причём охоту на вас в этой одежде открыли бы как правые, так и антифашисты. Никаких аргументов и полумер.

Как правильно «пояснять за шмот»?

Если совсем честно, то никак. В момент, когда к вам подошли, всё уже случилось. Иногда работал вариант сказать, что просто понравилась куртка. Всё напрямую зависело от двух вещей – расстановки сил и настроения того, кто спрашивает. Скилл красноречия в такие моменты был особенно важен.

Предыдущий абзац актуален для тех, кто не состоял ни в одной организации. У настоящих радикалов существовало два способа подтвердить, что одежда соответствует их статусу. Первый касался исключительно выездных ультрас. Называешь дату выезда, соперника и чем закончился замес. Почти не работает для тех, у кого в городе несколько крупных команд.

Второй – говоришь, кто из старших чинов в организации дал тебе право на ношение униформы. Серьёзно, это так и работало. Тех же, кто был в авторитете, знали и так.

В этом же кроется и тайный путь к спасению для тех, кому задают неудобные вопросы. Чем ближе дело было к десятым годам, тем выше вероятность, что человек, решивший «спросить за шмот» – обычный выпендрёжник, который либо не относится ни к какому движению, либо находится на очень низкой ступени.

У многих настоящих скинхедов и антифашистов были приводы, что само по себе отличный повод не отсвечивать. Кроме того, они частенько знали врагов в лицо. Заболтать новичка, который не слишком разбирается, всё-таки было можно. С огромной долей вероятности он просто пытается похвастаться своим знанием.

Но большинство молодых людей того времени считало, что надпись на одежде не стоит всех рисков. Особенно так думали те, кто жил в опасных районах и ежедневно виделся с кем-то из представителей группировок: как «красной», так и «белой».

Почему всё закончилось?

В 2010-х проблема радикальных движений медленно, но исчезала сама собой. Крупные правые группировки распались отчасти из-за внутренних разногласий, отчасти из-за уголовных дел против их лидеров. Некоторые из этих людей, по выражению Юры Дудя, стали «кулаками РПЦ». А новые тренды и интернет в каждом доме убили моду на ксенофобию. Подросткам стало неинтересно вступать в ряды опасных организаций.

Любой человек, плотно следящий за футболом, знает, какой мощной силой были российские фанатские группировки в девяностых и нулевых. Чтобы узнать, что стало с их лидерами сейчас, можете почитать олдовое интервью Дудя с бывшим главой ультрас «Спартака» Иваном Катанаевым. Там есть все ответы.

2010-е оказались куда более спокойными и космополитичными в плане одежды. Лояльность к понятиям, некогда исповедуемым уличными радикалами, сохранили единичные маргиналы. Но многие и сейчас с опаской смотрят на потёртый «стоник», найденный в ближайшем секонде.

Источник