Меню

Мальчик собака фаины раневской

ДВА МАЛЬЧИКА

Про хорошее отношение к лошадям, собакам, кошкам и прочим крошкам разговор с Еленой КАМБУРОВОЙ

ДВА МАЛЬЧИКА

В о время этого разговора неожиданно рассекретилась одна история, долгое время казавшаяся многим абсолютно мистической. Дело в том, что через четыре года после смерти Фаины Раневской на ее надгробном камне в Донском монастыре вдруг объявилась небольшая чугунная собачка в грустящей позе, вполне надежно вмонтированная кем-то в дорогостоящий черный мрамор. Но она так органично вписалась в него, что близкие Раневской, помня о несказанной любви актрисы к животным, к тому же об обожаемом ею беспородном псе Мальчике, сначала спасенном ею, а затем спасавшем ее до конца жизни от душераздирающего чувства внутреннего одиночества, оставили мистическую собачку в покое. Все решили, что это воля своенравной Фаины, не могшей без своего Мальчика ни жить, ни умереть спокойно. Вот так на могиле великой актрисы неожиданно оказался и памятник собаке — свидетельство выдающейся любви и уважения Раневской ко всему живому, соседствующему с человеком. Но кто-то ведь установил его?! Этого угадать не удалось никому.

Народная артистка России, замечательная певица Елена Камбурова в последние годы жизни Раневской проводила с ней много времени. Кроме духовного родства и восхищения двух художников талантами друг друга, их связывала и абсолютная схожесть отношения к животным. И не случайно, что именно Камбурова возглавила недавно попечительский совет, радеющий о создании в Москве памятного знака «Сочувствие», посвященного гуманному отношению к бездомным животным (благотворительная работа скульптора Александра Цигаля, художника Сергея Цигаля и архитектора Андрея Налича). Деньги на отлив его внесли и сама Камбурова, и Юрий Яковлев, и Людмила Касаткина с Сергеем Колосовым, Владимир Дашкевич, Михаил Левитин, Евгений Колобов и многие другие люди искусства, но недостающая сумма еще огромна. Но если она в скором времени соберется народом, то крупная бронзовая дворняга уже в этом году уляжется на своем чуть приподнятом над полом постаменте в подземном вестибюле у входа на станцию метро «Менделеевская». На том самом месте, откуда обычно присматривал за людьми в переходе любимец здешней округи, тезка собаки Раневской, тоже пес Мальчик, зверски убитый не так давно юной садисткой (история, прошумевшая по стране ураганом общего негодования). В попечительском совете этого «собачьего памятника», кроме именитых адвокатов — Генриха Падвы, Генри Резника, Полины Жук и других, собрался просто цвет российской культуры — от Беллы Ахмадулиной до Юрия Шевчука — известнейшие писатели, певцы, композиторы, актеры.

— Можно себе представить, Лена, живи сейчас Раневская.

— О-о, она была бы тут первой! Надо сказать, что каждый раз, прилагая какие-то усилия в направлении защиты животных, я знаю, что делаю это и в память о ней. Она страшно переживала за них, обездоленных, кормила их, специально покупая им еду, дома у нее всегда стояли банки с пшеном для птиц. В сферу ее любви попадала любая живность — воробьи, голуби, кошки, лошади, но особенно она любила собак. Всем известно культовое отношение Раневской к Пушкину, так вот о собаках мы говорили почти так же часто, как и о Пушкине.

Мальчик попал к ней с улицы страшно избитый, с переломанной лапой. Она отдала его в какую-то лучшую клинику Москвы, где его вылечили. Он сильно скрасил ей последние годы. Она говорила: «Мальчик — самое близкое мне существо, если его не станет — умру». Он пережил ее на два года. На ее могиле стоит замечательный камень, и мне с самого начала хотелось, чтоб рядом с ним было изображение печальной собаки. Я предлагала специально заказать такую скульптуру, советовалась на эту тему со многими, близко знавшими Раневскую. Все говорили: потрясающая идея, но нас не поймут. Тогда я решилась на произвол: нашла небольшую чугунную собачку, которую один человек очень хорошо вмонтировал в надгробие. А потом в воспоминаниях о Раневской я прочитала: кто-то прикрепил чугунную собаку на камне у могилы, спасибо ему. Таким образом, я получила одобрение своей подпольной деятельности.

— То есть ты уже специалист по созданию памятных знаков, подобных «Сочувствию». Скажи, а почему в его попечительском совете столько звезд российской культуры? Неужели все они относятся к животным аналогично тебе и Раневской? И, кстати, почему там столько адвокатов?

— Потому что адвокат, я считаю, как и врач, и учитель, и актер не профессия, а должность на Земле. Ему, по сути, дана последняя возможность оградить невинное существо от чего-то очень страшного. А здесь невинные существа — бездомные животные — постоянно осуждаются на смерть и страдания. Поэтому адвокаты очень органичны в этом совете. А то, что в нем оказались столь звездные защитники, лишний раз подтверждает давно назревшую в нашей стране необходимость федерального закона о защите животных от жестокого обращения. Думаю, следующим нашим шагом будет обращение к президенту России с просьбой снять наложенное им вето на этот закон, который давным-давно уже должен быть принят.

А по поводу звезд российской культуры: действительно, очень редко встретишь актера, певца, композитора, писателя, который не любил бы животных. Это все люди, проживающие эмоциональную, душевную сторону жизни как основную. То есть в первую очередь не бытовое проживание, а тонкие отношения с окружающим миром: с травой, деревьями и, конечно же, животными. К тому же творческие люди часто бывают, по сути, очень одинокими, потому почти у каждого какие-то зверюшки дома, являющиеся очень важной частью нашей жизни. В ней практически на равных с нами присутствуют кошка, собака.

Столько положительных эмоций дают нам наши животные и как много грустных — бездомные. Пытаешься что-то сделать для них, помочь, но обязательно находится какая-нибудь жуткая сволочь, которой они непонятно чем помешали. В престижном доме, в котором я до этого жила, было много людей, любящих животных, и однажды в нашем подъезде появилась ласки необыкновенной, похожая на лисичку собачка. Ее все любили, ну никому она не мешала. Не лаяла, спала на тюфячке около квартиры наших соседей, которые, как и все остальные, ее выгуливали, кормили. Однажды она заболела, я привела знакомого ветеринарного врача, он ей назначил уколы, и мы ее вылечили. И все-таки нашлась в том подъезде. Она все время орала, гнала собаку и в конце концов позвала живодеров. Или, например, около дома, в котором я теперь живу, была стайка собак. Потом из них осталась только одна, Дамка. Меня потрясло тогда то, что работники телефонной станции напротив моего дома сделали ей будку. Я подумала: ну почему бы вот так же не делать будки во всех дворах для бездомных собак, они же охранники замечательные? Эту Дамку, естественно, и я кормила. Какая же она была умница, какая благодарная! Потом у нее щенок появился, и, когда он подрос, его кто-то жестоко избил. Он пришел в жутком состоянии, мы пытались его выходить, но все-таки он погиб. Так страшно умирал! Ну кому он помешал?! Дамка прожила здесь несколько лет и под конец последнего своего щенка родила. Такие тяжелейшие были роды, но щенок зато чудесный на свет появился. Мы думали: ну вот, Дамка старенькая, теперь щенок у нас останется, когда ее не будет. Но прихожу я туда однажды, а щенка нет. Кто-то, как всегда, постарался. Мы очень переживали тогда, а Дамка вскорости умерла. Подобными трагедиями почти всегда заканчивается жизнь бездомных животных, и я уверена, что у каждого человека, понимающего эту проблему, они на совести. Потому столько творческих людей и собралось в этом совете.

— То есть у художников не утрачивается детское восприятие единства мира. А каждый ребенок рождается с подобным отношением к животным, сформулированным Киплингом как «ты и я одной крови», или его надо этому научить?

— К сожалению, не каждый. Бывают дети, уже рожденные с наследственными бациллами жестокости, проявляющие ее — для начала! — в издевательстве над животными. И когда в стаю собираются несколько таких вот ребят — это уже катастрофа. Но некоторые дети, просто не приученные взрослыми любить животных, бывают жестокими с ними от непонимания. Поэтому необходимо почаще объяснять им, что собакам и кошкам так же, как и людям, бывает очень больно, что в головках у них много страха, любви и привязанности к человеку. И я считаю, что бронзовая бездомная собака на «Менделеевской» должна сыграть именно такую воспитательную роль. Недавно я была на гастролях в Риге, где рассказала о нашем «Сочувствии» своим друзьям, актерской семье. Они ахнули: «Да это же просто педагогическая поэма! Сколько родителей с детьми ежедневно будут видеть такой пример уважительного отношения к любой жизни». И они мне тут же деньги на это дело вручили. Конечно, у кого-то будет и другая реакция, типа: ну, людям не ставят памятники, а тут собаке. Или: не памятники надо создавать, а приюты. Но я думаю, что благодаря этой скульптуре у многих людей появится желание дать денег на приюты или какой-то конкретной бездомной животинке помочь. Эта история с ростками в будущее.

А у кого-то из детей любовь к животным врожденная. Меня вот никто этому не учил, но я их полюбила сразу. В городе Хмельницком, где прошло мое детство, было огромное число бездомных кошек и собак, которые жили за сараями, и я во время еды всегда старалась незаметно что-то положить в кармашек, чтобы их покормить. Я заразила этим своих подруг, помню, как мы хоронили умершую собачку, выстроилась целая процессия. Каким горем для нас была ее смерть! Очень многое зависит, конечно, и от первого детского общества, в которое ребенок попадает.

Читайте также:  Как меркель боится собак

Я давно хочу сделать программу «Благослови детей и зверей» и собираю для нее материал. Правда, очень боюсь того, что и сама буду вся в слезах, и зрители. Хочется, чтоб эта программа была молитвой обо всем беззащитном. Многие большие художники писали о животных. Кстати, меня потрясает книжка Вениамина Блаженного (изданная, кстати, на деньги Юры Шевчука), почти вся посвященная беззащитности животных. Думаю, что основное для этой программы я возьму оттуда.

— Я уверена, что в домах, где растут дети, обязательно должны быть животные. Ведь у нормального ребенка всегда бывает потребность в них, подобная жажде линдгренского Малыша иметь щенка. Ребенок очень одинок в мире взрослых, а тут у него появляется друг, воспитывающий в нем и сострадание, и чувство ответственности, и понимание не похожих на тебя существ. Вот ты рассказала про беспризорных животных своего детства, а домой тебе кого-нибудь позволили взять?

— Я помню, как вымаливала у родителей разрешение взять кошку. Мне долго не разрешали, но потом все-таки у меня появилась Мурка. Знаешь, связанные с ней впечатления, пожалуй, самые яркие из всего моего детства. Потом у Мурки родился котенок Русланчик, потом другие котята, которых она, конечно же, приносила мне на подушку. Так что кошками в детстве я не была обделена, но собаки, увы, так и не появилось тогда в нашем доме.

— Но зато потом это с лихвой компенсировалось во взрослом возрасте. В силу нашего давнего знакомства я помню нескольких твоих собак. Когда же тебе удалось стать «собачницей»?

— Началось все с истории очень грустной. В 1962 году, когда я переехала в Москву, мой муж купил на рынке совсем уже немолодого дога мышиного цвета — Лорда. Как же тяжело он переживал потерю прежних хозяев! Неделю просто плакал, к нам не подходил, это был ужас. Потом потихоньку обжился, но часто обижался и, забившись под рояль, подолгу не разговаривал с нами. Вспоминаются безумно трогательные моменты, связанные с ним. Через дом от нас на первом этаже жила малюсенькая собачка Каштанка. И наш Лорд в нее влюбился, причем самым возвышенным образом. Когда я это поняла, то старалась всегда проходить с ним мимо Каштанкиных окон и давала ему возможность встать на задние лапы и заглянуть в окно. Он не скулил, а именно пел, таким образом выражая свою любовь к ней. Каштанка же, сидя на подоконнике, визжала, скулила, сучила лапками. К сожалению, Лорд прожил у нас недолго.

Потом я стала работать с композитором Ларисой Критской. Мы вместе ездили на гастроли, потому возможности держать собаку ни у меня, ни у нее не было. Тем не менее Лариса вдруг взяла себе очаровательного черненького щенка нечистокровной лайки, а через какое-то время поняла, что не справляется с ним. Так как у меня с животными все-таки опыта было больше, я его забрала к себе, и он стал как бы нашей общей собакой. Темперамента щенок был недюжинного и творил дома, когда я уходила, что-то невообразимое. У меня тогда комната была в коммуналке, и, когда я возвращалась, она оказывалась вдруг совершенно белой — щенок, разорвав пакет муки, осыпал ею все вокруг и сам белым медвежонком бегал. Еще он очень любил клей в старых книгах. Я помню, что мне из одного очень важного дома дали почитать «Пушкина в жизни» Вересаева, 1926 года издания. И как раз на эту книгу и обратилось внимание малыша. Когда он слегка надорвал странички, я убрала ее подальше, но он каким-то невероятным образом все-таки сумел ее стащить. Ну почему именно эта книга ему понадобилась, столько же других вокруг было. И это стало моим ужасом! Как объяснить людям, что их ценной книги уже не существует? Я долго мучилась, отодвигая этот момент, а потом просто рассказала правду.

— Да, знаешь, меня там поняли, потому что любили животных. Из-за того, что щенок этот вел себя так невероятно, я его часто называла Негодяйчиком. А потом первая часть слова отбросилась, и осталось только Чик, а когда выяснилось, что это девочка, она стала Чикой. Мы ее все безумно любили, но к тому времени, как она подросла, стали уже вовсю с Ларисой разъезжать с концертами, и при каждой поездке возникала проблема, с кем оставить собаку. И вот однажды мама Ларисы Критской решила ее по-своему: поехав в подмосковный дом отдыха, она в близлежащей от него деревеньке нашла нашей Чике хозяина, тракториста. Она уверяла нас, что он очень любит собак, что Чика теперь катается на тракторе и на природе ей гораздо лучше живется. Что я могла сделать — основной-то хозяйкой Чики была Лариса. Прошел год, и я, безумно тоскуя по Чике, поняла, что мне просто необходимо ее увидеть. Тут как раз мама Критской вновь уезжает в тот дом отдыха, и мы с Ларисой едем ее проведать. Дальше происходит фантастическая история. Мы идем по большому полю и вдруг видим вдали какую-то черную точечку, которая с огромной скоростью увеличивается, приближаясь к нам. Это была наша Чика. Как же она кинулась к нам! Как визжала, скулила! Какой был восторг! А ведь мы ее предали! Меня потрясает то, что у собак обид не бывает. Я там просто рыдала и тут же решила: все, я ее больше никому не отдам! И с тех пор она стала уже не общей, а только моей собакой. Она была невероятно обаятельной. Рядом с нашим подъездом находилась вечно распахнутая служебная дверь булочной-кондитерской, куда Чика обязательно забегала и ко всем с такой лаской кидалась, что ее непременно угощали обожаемыми ею цукатами, снимая их потихоньку с тортов. Если дверь вдруг оказывалась закрытой, то она тарабанила по ней лапами, требуя, чтоб впустили. Когда же я заходила в магазин одна, про меня говорили: «А это хозяйка Чики». Еще она была крайне сообразительной и однажды просто сама себя спасла. Мы с ней садились в лифт, который оказался неисправным. Чика раньше меня забежала в кабину, и тут двери захлопнулись, лифт начал опускаться, и она повисла на поводке. Я пережила настоящий ужас. Но представляешь, она сама сумела лапками снять ошейник.

Однажды какой-то человек абсолютно ни за что ее ногой отшвырнул. Я тогда словно львица набросилась на него, и через секунду мы уже катались с ним по земле. Это был единственный случай в моей жизни, когда я дралась.

Чика была влюблена в Сергея Менахина, очень хорошего певца, тенора. Когда он приходил к нам, ее просто трясло от любви к нему. Когда другие мужчины в дом заходили, ничего подобного не было. И однажды, когда он явился не один, а с барышней, да еще длинноволосой, она на нее тут же накинулась. В ее характере вообще были какие-то странности. Вот, например, гуляя с ней, спущу с поводка, гляжу, а Чики нет. Я долго бегаю в ужасе, ищу, зову ее. Потом выясняется, что она буквально рядом где-то спряталась и наблюдает за мной.

Она очень мало прожила, к сожалению, 8 лет, но еще при ней, в 1972 году, у меня появилась рыженькая Доста. Я купила ее крошечным щенком в переходе как карликовую лайку (не знала, что такой породы вовсе не существует) в подарок матери моего мужа, но потом она тоже стала моей собакой. Первое время она жила у меня на Преображенке, и, так как по ночам не давала спать, я ее называла Доставалкой. Отсюда и взялось имя Доста. Помню, я ходила с ней в гости к Лене Енгибарову, который учил ее разным командам. Потом Доста стала жить у родителей моего мужа на Соколе, а через некоторое время и мы с Чикой переехали туда.

Доста прожила у меня 14 лет, раза три у нее были щенки, которым, естественно, очень внимательно выбирались хозяева. Когда она была уже старенькая, врач предупредил нас, что ей больше рожать нельзя. Поэтому во время течки я водила ее только на поводке и всех, кто гулял с ней, предупреждала, чтоб глядели в оба. Но однажды сама же, выйдя с ней, задумалась, начала что-то репетировать, а тут подбежал бездомный кобель, маленький такой, чудесный, и я только крикнуть успела, но ничего уже поделать нельзя было. Я сама тогда принимала роды. Родился всего один щенок, девочка. Она безумно смешная была, похожая на обезьянку, с хохолком на голове. Через месяц нашлись ей хозяева, и я поехала посмотреть, в каких условиях она будет жить. Увидела неуютную квартиру, не очень приветливых людей и уехала с тяжелым чувством. На следующий день я позвонила туда и сразу же поняла, что она там не очень-то нужна. В тот же вечер я забрала ее назад и, помню, подумала: «А как мне вообще пришло в голову ее отдать?!»

Читайте также:  Собаки бойцовых пород топ

Я долго не могла придумать ей имя, но как-то пришел к нам в гости актер Таганки Виталий Шаповалов, они друг другу очень понравились и целый вечер играли. Вот в честь него она и стала Витой.

— А кошки Катя с Машей у тебя еще при ней появились?

— Да, и для Виты это оказалось испытанием, так как ей не очень хотелось делить мою любовь. А тут вдруг появляется Катя, которую котенком принесли мне мои друзья, авторы замечательных песен Вера Евушкина и Лена Фролова. Они нашли ее зимой на улице во время перерыва домашнего концерта и взяли с собой, просто решив чуть-чуть отогреть. Но она просидела несколько часов концерта, так внимательно слушая, что они позвонили мне и уговорили подержать ее, пока не найдут хозяина. Вот так у меня появилась Катя. Вита не агрессивно ее встретила, и в конечном счете у них установились дипломатические отношения. А Маша — это Катина дочка. Летом я вывожу их в деревню, и какое же счастье наблюдать за ними на природе! Правда, там в них просыпаются охотничьи инстинкты, и я очень жалею уже полевых мышек, угодивших в их когти. Мне страшно хочется взять собаку, но после смерти Виточки пока не решаюсь.

— Ты мне когда-то рассказывала удивительную историю про Анастасию Ивановну Цветаеву, обращавшуюся к твоей Вите на «вы».

— Да, я с Виточкой пришла однажды к Анастасии Ивановне, и, когда она открыла нам дверь, то подобного выражения ее прозрачных серо-голубых глаз, как в тот момент, когда она увидела Виту, я не видела никогда. Она просияла так, будто ей подарили что-то невероятное, и сказала, обращаясь к собаке: «И вы проходите, пожалуйста». Я ее спрашиваю: «Анастасия Ивановна, а почему на «вы»?» — «А я их всех на «вы» называю», — ответила она. У нее есть книжечка о животных — «Непостижимые», где она пишет о своем огромном уважении к ним. Подобным же образом относилась к животным и Марина Ивановна Цветаева.

— А, собственно, чему мы удивляемся? Ведь в стихотворении Маяковского «Хорошее отношение к лошадям», которое ты поешь уже более 20 лет на музыку Владимира Дашкевича (кстати, тоже участника попечительского совета «Сочувствие»), поэт именно на «вы» обращается к осмеянной толпой упавшей коняге:

Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?

Во все времена большие художники с уважением и ответственностью относились к существам, данным нам, как сказано в Библии, ПОМОЩНИКАМИ, над которыми Господь велел человеку ВЛАДЫЧЕСТВОВАТЬ. Непонимание смысла и достоинства этих слов приводит к «разбитому корыту», о чем предупредил нас так любимый Раневской Пушкин в сказках о золотой рыбке и золотом петушке. Но в отличие от художников наше высокое правительство, большинство чиновников и депутатов не внемлют ни библейским, ни пушкинским притчам, вот и результат налицо. И потому только на художников последняя надежда.

2-го июня в 19 часов в Театре музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой состоится ее сольный благотворительный концерт, приуроченный к Международному дню защиты детей. Сбор от него полностью пойдет на создание памятного знака «Сочувствие», посвященного гуманному отношению к бездомным животным. Также напоминаем, что желающие увидеть в этом году бронзовую собаку на «Менделеевской» могут присылать деньги в этот театр по адресу: 119435, Москва, Большая Пироговская, 53/55 (по почте с пометкой: «Памятный знак «Сочувствие»).
Телефоны секретаря: 246-81-75, 246-79-14.
Вторая точка сбора денег — подуличный переход, ведущий на станцию метро «Менделеевская», у входа на которую в будние дни с 11 до 20 часов собирает их продавец лотерейных билетов Изабелла Юрьевна Костюченко (опекунша убитой собаки Мальчик).

  • ТАИНСТВЕННАЯ СОБАКА НА ПАМЯТНИКЕ ФАИНЕ РАНЕВСКОЙ
  • ДОМА У ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
  • С ЛОРДОМ
  • ЭТО КАТЯ
  • А ЭТА СОБАКА МОИХ ДРУЗЕЙ ВЛЮБИЛАСЬ В МЕНЯ, КОГДА Я ПЕЛА
  • ЧИКА БЫЛА НЕВЕРОЯТНО ОБАЯТЕЛЬНОЙ
  • ВИТЕ АНАСТАСИЯ ЦВЕТАЕВА ГОВОРИЛА «ВЫ»
  • ПРОЕКТ «СОЧУВСТВИЕ» НА «МЕНДЕЛЕЕВСКОЙ»
  • В материале использованы фотографии: из семейного архива, Юрия ФЕКЛИСТОВА

Источник



Любовь к животным

Из неоконченных воспоминаний Раневской: «Недавно поняла, откуда, почему любовь к животным такая горестная. Это от детства, от пережитого горя — смерти лошади, которая возила нас, детей, к морю, в купальню. Любила я эту лошадь, как можно любить только хорошего человека. Однажды я увидела в окно, как дворник и кучер волокут нашу лошадь, чтоб уложить ее на подводу. Я закричала: «Куда вы везете Васю?». Дворник ответил: «На живодерню». Я еще не знала этого слова, но поняла, что лошадь умерла. И теперь, через 75 лет, я вспоминаю звездное небо и вижу ясно, как волокут мертвую лошадь, и чувствую мою любовь к ней острее, чем тогда, в детстве. Я ненавидела гувернанток, не любивших меня. А вот собаку, грязную, со свалявшейся шерстью, в которой застревали даже гвозди, любила с нежностью невыразимой. По ночам она гремела цепью, бегая по большому двору, и не давала мне спать. Я вылезала на окно, смотрела на нее, жалела. Эту собаку звали Букет. Наверное, в одном из воплощений жизни я была собакой, потому что люблю их «любовью к ближнему»».

Просто сказать, что Раневская любила животных, недостаточно, по рассказам ее близких, она обожала котов и собак, жить без них не могла. Внук ее лучшей подруги и наставницы Павлы Вульф Алексей Щеглов в своей книге так говорил о любви Фаины Георгиевны к домашним питомцам: «Многих мы воспитывали вместе. Первым был Блэк — огромный эрдельтерьер, непослушный, как все домашние эрдели. Когда он вырос (это было у нас на Хорошевке), нашим пожилым женщинам стало трудно с ним справляться, а я был еще мал. Тогда Фаина Георгиевна отдала его своей подруге — Ирине Сергеевне Юккельсон, где он долго и счастливо жил в холе и неге. Вместо необузданного Блэка Раневская завела чудесную черно-белую маленькую спаниеля — Мушку. Любила она ее, эти длинные уши, умный и кроткий взгляд, необычайно. Но собаку не уберегли — она умерла от чумки.

Первым котом был серый Кузя. Прожил он недолго, но упомянут в одном из писем Раневской. Зато второй кот, сиамский, взятый в семью моей мамой, прожил с нами почти двадцать лет. Назвали мы его Тики, в честь плота Тура Хейердала «Кон-Тики». Фаина Георгиевна сфотографировалась с ним у нас на Хорошевке, и этот портрет с котом и сигаретой в руке попал на обложку буклета о Раневской». В архиве Раневской в ЦГАЛИ есть большая фотография Тики. На обороте она написала: «Я его страстно любила, называла Кон-Тики, он недавно умер».

С этим котом связана одна забавная история, рассказанная внуком Алексеем Щегловым в своей книге: «Последний раз Фаина Георгиевна отдыхала вместе с Павлой Леонтьевной во Внуково летом 1958 года. Фуфа сняла для бабушки комнату и террасу на даче напротив Прутов; моя мама и Фуфа бывали во Внуково наездами. В одну из редких театральных пауз они привезли с собой нашего обожаемого сиамского кота Тики. Короткий отдых кончился драматически: кот моментально исчез, и убитая горем мама несколько последних дней отпуска ходила по дачным улочкам, призывая беглеца: «Тики, Тики!». Кота обнаружили на седьмой день рядом с дачей. Мерзавец никуда не уходил, а сидел в кустах, внимательно наблюдая за мамиными мучениями, которые прерывались лишь беспощадной критикой Фаины Георгиевны в адрес всего сущего».

Последней собакой в жизни Фаины Георгиевны стал беспородный пес по кличке Мальчик. Актриса подобрала его на улице, он был страшно избит, с переломанными и вмерзшими в лед лапами. Раневская отвезла дворнягу в одну из лучших ветеринарных клиник Москвы, где его вылечили. До конца жизни пес платил свей хозяйке безграничной преданностью. Сама Фаина Георгиевна писала о Мальчике: «Принесли собаку старую, с перебитыми ногами, лечили ее добрые врачи. Собака гораздо добрее человека и благороднее. Теперь она моя большая и, может быть, единственная радость. Но трудная это радость. Она сторожит меня, никого в дом не пускает. Дай ей бог здоровья!». У него были кривые лапы, огромное брюхо и седой хвост. «Мой Мальчик стареет с хвоста», — говорила она. Чтобы не оставлять его одного, Раневская отказывалась от домов отдыха, поездок на дачу. Он сильно скрасил ей последние годы. Она говорила: «Мальчик — самое близкое мне существо, если его не станет — умру». Когда пес оставался один дома, он страшно выл. Приходилось брать его в театр на репетиции. Для этого была разработана довольно сложная система: Мальчика привозили в театр, давали понять, что с хозяйкой не случилось ничего особенного, а затем стремительно возвращали домой. Актриса Валентина Талызина вспоминала: «Она его любила до безумия. Когда Раневская была на репетиции, он закатывал в гримерке такие истерики, что всем театром справиться не могли. Когда Фаина Георгиевна это слышала, у нее хватало сердце». После смерти Раневской ее Мальчика забрала Светлана Майорова, он переехал на Котельническую набережную. Оставаясь один в квартире, он так же выл в тоске. Если Фаине Георгиевне приходилось брать собаку в театр, то Майорова приводила его на лекции в институт. Умер Мальчик через два года после смерти Фаины, похоронили во Внукове — там, где Раневская всегда любила бывать.

Читайте также:  Можно ли промыть собаке нос физраствором

На могиле Фаины Раневской установлен памятник из черного мрамора. На самом верху памятника застыла маленькая чугунная фигурка мохнатой дворняги с умной мордой. Это ее Мальчик, околевший от тоски вслед за хозяйкой. Появилась грустная собачка на памятнике через четыре года после смерти Раневской. Близкие актрисы, помня о ее любви к животным и последнем ее питомце Мальчике, решили оставить собачку на месте. Ее появление довольно долго оставалось загадочным, пока в одном из интервью народная артистка России, замечательная певица Елена Камбурова, которая в последние годы жизни Раневской проводила с ней много времени, не раскрыла эту тайну: «На ее могиле стоит замечательный камень, и мне с самого начала хотелось, чтоб рядом с ним было изображение печальной собаки. Я предлагала специально заказать такую скульптуру, советовалась на эту тему со многими, близко знавшими Раневскую. Все говорили: потрясающая идея, но нас не поймут. Тогда я решилась на произвол: нашла небольшую чугунную собачку, которую один человек очень хорошо вмонтировал в надгробие. А потом в воспоминаниях о Раневской я прочитала: кто-то прикрепил чугунную собаку на камне у могилы, спасибо ему. Таким образом, я получила одобрение своей подпольной деятельности».

Источник

Последние несколько лет одиночество Раневской скрашивал Мальчик – бездомная дворняжка, которого ей когда-то принесли больного с перебитой лапой.

Последние несколько лет одиночество Раневской скрашивал Мальчик – бездомная дворняжка, которого ей когда-то принесли больного с перебитой лапой.

Как это нередко бывает с одинокими бездетными людьми, у которых остался огромный нерастраченный запас материнских чувств, к Мальчику она привязалась больше, чем ко многим своим друзьям. Она не просто заботилась о нем, а можно сказать – носилась с ним, сдувая пылинки. Каждый гость был обязан погладить Мальчика, ему доставались лучшие куски от обеда, а выгуливала его специально нанятая женщина.

«Кроткая моя собака, не нарадуюсь, как она спит, – писала Раневская в дневнике, – никто ее не обижает, ей хорошо у меня, и это моя такая радость – спасибо собаке!»

Правда, кроткой Мальчика считала наверное только сама Раневская, на самом деле характер у него был не самый приятный, да и неудивительно – она ведь сильно его избаловала. Но ей он был предан абсолютно и обожал ее не меньше, чем она его.

После смерти Раневской Мальчика взяла к себе ее приятельница Светлана Ястребилова, у которой он и прожил последние шесть лет своей жизни.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Лене Сазонову («Мальчик резвый, мальчик милый…»)

Лене Сазонову («Мальчик резвый, мальчик милый…») Мальчик резвый, мальчик милый, Ты мою послушай речь: — Нужно всей своею силой На ученье приналечь. Чтоб здоровым быть и сытым И не тощим как скелет, Нужно кушать с аппетитом Без остатка весь обед. Делать все, что скажет

Миф № 22. Берия виновен в смерти Маршала Советского Союза В.К. Блюхера, которого приказал избивать и даже лично принимал участие в его избиении, в ходе которого прославленному маршалу вырвали глаз и пообещали вырвать второй, вследствие чего он скончался

Миф № 22. Берия виновен в смерти Маршала Советского Союза В.К. Блюхера, которого приказал избивать и даже лично принимал участие в его избиении, в ходе которого прославленному маршалу вырвали глаз и пообещали вырвать второй, вследствие чего он скончался Очередной бред

Власть и одиночество (несколько слов для начала разговора)

Власть и одиночество (несколько слов для начала разговора) Одиночество, как пророчество, – каждому – свое. (То ли подслушанное, то ли придуманное автором этой книги) В так называемое Новое время мировой истории начало каждого века заставало Россию на том или ином

Глава восьмая МАЛЬЧИК-ВОЛК И ПАЙ-МАЛЬЧИК

Глава восьмая МАЛЬЧИК-ВОЛК И ПАЙ-МАЛЬЧИК Тем не менее до размолвки с Бейлстирами Киплингу, как мы убедились, жилось в Америке совсем неплохо. И писалось тоже. Иначе не было бы «Книги джунглей» — киплинговского бестселлера номер один. Не напиши Киплинг ничего, кроме двух

Долгий вояж по провинциальным театрам завершился для Фаины Раневской летом 1931 года, когда она вернулась в Москву и поступила в театр МОНО (Московского отдела народного образования).

Долгий вояж по провинциальным театрам завершился для Фаины Раневской летом 1931 года, когда она вернулась в Москву и поступила в театр МОНО (Московского отдела народного образования). Правда, проработала она там недолго, сыграла несколько ролей и с облегчением рассталась с

Дмитрий Шостакович подарил Раневской фото с надписью: «Фаине Раневской – самому искусству».

Дмитрий Шостакович подарил Раневской фото с надписью: «Фаине Раневской – самому искусству». Познакомил их Михаил Ромм. Было это в 1967 году, когда Шостакович, переживший и годы травли, и вынужденное вступление в партию, был уже признанным гением и корифеем советской музыки.

Афоризмы Раневской уже при ее жизни повторяла вся московская богема – каждую ее меткую фразу тут же подхватывали, и через несколько дней та становилась известна всей столице.

Афоризмы Раневской уже при ее жизни повторяла вся московская богема – каждую ее меткую фразу тут же подхватывали, и через несколько дней та становилась известна всей столице. Зиновий Паперный говорил, что за Раневской надо ходить с блокнотом и записывать все, что она

Когда Раневской не стало…

Когда Раневской не стало… В середине 60-х Раневская возвратилась в театр к Завадскому. В театре Моссовета она работала до конца своих дней.Удивительно, но за долгие годы она так и не сыграла ни одной великой роли мирового репертуара. Все экранные и сценические работы

ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНОГО

ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНОГО Осенью 1833 года Бальзак с головой окунулся в светскую жизнь. Семейство Жирарденов и барон Жерар устраивали в его честь званые вечера. Тьер, олицетворявший «полицейское министерство», оказывал ему знаки уважения. Россини приглашал на обед в обществе

Когда Раневской не стало…

Когда Раневской не стало… В середине 60-х Раневская возвратилась в театр к Завадскому. В театре Моссовета она работала до конца своих дней.Удивительно, но за долгие годы она так и не сыграла ни одной великой роли мирового репертуара. Все экранные и сценические работы

Бездомная

Бездомная В первые дни все мое внимание поглощено было знакомством с новыми людьми, с новой обстановкой, мне даже некогда было подумать о себе.Но как только выходила я за ворота академии, мне становилось страшно, а что же дальше? Где я буду ночевать сегодня? У кого? Опять у

Опять бездомная

Опять бездомная Мои скитания продолжались. Меня приютили две студентки: Тамарочка Малявина, высокая, красивая, скандинавского типа блондинка, откуда-то чуть ли не из Финляндии, и Верочка Грызина из Тирасполя, в интересной внешности которой было много цыганского. Они

IX. ПОД МЕДВЕЖЬЕЙ ЛАПОЙ

IX. ПОД МЕДВЕЖЬЕЙ ЛАПОЙ Сатирическая поэма Шевченко «Сон» изображает «царский выход»: Дверь открылась; будто вылез Медведь из берлоги.. Поглядел он да как крикнет На самых пузатых. Все пузатые мгновенно В землю провалились! Царь как выпучит глазища, — Все, что

4. Бездомная осень

4. Бездомная осень Пока они находились в Копанове, пришли бумаги о реабилитации. В справке из Военной Коллегии Верховного Суда, 11 июля подписанной полковником юстиции П. Лихачевым, говорилось: «Постановление особого Совещания при МГБ СССР от 30 октября 1948 года и

Источник

⭐Любимый Мальчик Фаины Раневской

Принято считать, что гениальная актриса малых ролей и второго плана была одинока, но рядом с ней до конца её жизни находился Мальчик. Она приютила его в своей квартире, читала вслух стихи русских и французских поэтов, любимого Пушкина.

Раневская нанимала для Мальчика нянек, подолгу расчёсывала щёткой и сбрызгивала духами. Фаине Георгиевне нравилось баловать его различными деликатесами из дорогого Елисеевского магазина.

Мальчика Раневская называла своей большой и единственной радостью. Она старалась не оставлять его дома одного. Отказывалась от поездок на дачи к друзьям, в дома отдыха.

Встретились два одиночества рядом с Московским камерным театром. Мальчик был весь в побоях, с перебитыми и замерзшими лапами. Собаку Фаина Георгиевна отвезла в лучшую московскую ветеринарную больницу, в которой её вылечили добрые доктора. Обыкновенная дворняга была названа Мальчиком в честь Станиславского. Именно так отзывалась о режиссёре Раневская «Мой любимый мальчик!»

Ничем не примечательный пёс с кривыми ногами и седым хвостом бы очень предан своей хозяйке. Фаина Георгиевна предполагала, что прежний хозяин пса был сослан в лагеря. Такое мнение у неё сложилось, когда Мальчик во время прогулки подбежал к незнакомцу с котомкой. Мужчина сидел на лавочке, а собака долго его облизывала.

А вот что говорила сама Раневская о Мальчике:

« Мальчик — самое близкое мне существо, если его не станет — умру».

«Собака гораздо добрее человека и благороднее».

«Моя собака живет как Сара Бернар, а я живу как собака».

Собака не могла находиться в доме без Фаины Георгиевны, начинала долго выть. Её приходилось брать с собой в театр. Когда Раневская умерла, за похоронной процессией следовал Мальчик, провожая хозяйку в последний путь. Пёс пережил Фаину Георгиевну на 2 года. Его похоронили во Внуково, где любила бывать Раневская.

А через некоторое время на надгробной плите актрисы у Донского монастыря появилась маленькая чугунная фигурка Мальчика. Преданный друг навсегда остался рядом со своей спасительницей.

Спасибо, что дочитали статью до конца!

Источник

Adblock
detector