Меню

Собака алабай шаман 27 глава

И чего вы уши развесили?

Шаман или история одного алабая

Часть 3. Глава 27

Поход к прокурору можно было назвать вполне успешным. Высокий, поджарый, с великолепной военной выправкой, Павел Аркадьевич, армейский приятель Александра Георгиевича, выслушал их очень внимательно. Новые обстоятельства — поджог дома в Буграх и попытка застрелить Виктора, придавали делу ещё более серьёзный оборот.

— Я возьму расследование под личный контроль, — пожимая руку Виктору, сказал он. — И наведу справки по поводу местонахождения Старостина Семёна Михайловича. Вытащив из верхнего ящика стола визитку, Павел Аркадьевич протянул её Виктору:

— Звоните мне напрямую в любое время дня и ночи, если возникнут, не дай бог, новые инциденты или обстоятельства. Спасибо, за сигнал.

— Вам спасибо, — ответил тот, убирая визитку в нагрудный карман.

Дни шли, но «новых инцидентов» не возникало, создавалось впечатление, что про них забыли. Вернувшись поздно вечером после случая в лесу к старикам, Виктор вместе с Шаманом остался ночевать у них, боясь, что ночью «бульдог», так он стал называть Игоря, вернётся. Одолжив ружьё у деда Степана, они вместе с верным Шаманом провели ночь во дворе, Виктор практически не смыкал глаз, прислушиваясь к каждому шороху, но никто так и не пришёл. Шаман тоже не проявлял никакого беспокойства, а уж на него можно было положиться.

«Наверное, наш бульдог зализывает раны, — решил Виктор, — похоже, ему не хило досталось».

Утром Виктор заехал в Рябово за Александром Георгиевичем и отправился с ним к областному прокурору, на обратной дороге он решил навестить Степаниду Петровну.

Узнав в справочном номер палаты, где лежит мать Семёна, Виктор, постучав, зашёл и огляделся, но среди десятка смотрящих на него с любопытством женщин, он не увидел сурового лика своей бывшей начальницы.

— Старостина Степанида разве не в этой палате лежит? — обратился он к ближайшей от входа пациентке.

— Вон она! — показала рукой та на накрывшуюся с головой у окна женщину.

«Ну, как же я сам не догадался!» — улыбнулся про себя Виктор, вспомнив своё посещение Наташи в этой же больнице, когда он впервые и увидел мать Семёна.

Подойдя к койке, он тихонько дотронулся до скрытого одеялом плеча:

— Степанида Петровна, здравствуйте!

Вздрогнув от прикосновения, она лишь резко дёрнула плечом, отгоняя его как назойливую муху, но даже не подумала обернуться.

Её соседки по палате притихли и, затаив дыхание, с любопытством за ними наблюдали, ожидая дальнейшего развития событий. Видимо, Степанида Петровна уже успела показать им свой нрав, заработав вполне определённую репутацию. Скучающие от безделья женщины рады были любому развлечению.

— Степанида Петровна, я Ви. Иван, вы помните меня? — Виктор надеялся, что, возможно, со знакомым человеком грозная пациентка будет более кроткой, и он не ошибся.

Степанида откинула с лица одеяло и перевернулась на спину. На нависшего над ней посетителя сердито смотрел один серый глаз, второй же был скрыт под обширной повязкой:

— Иван? — осипшим со сна голосом переспросила она. — Какими судьбами?

Виктор положил на тумбочку пакет с фруктами, который принёс с собой и, пододвинув поближе табуретку, присел рядом с койкой.

— Здравствуйте, вот вернулся из Москвы и заехал на ферму. Там мне рассказали, что случилось, вот и решил вас навестить. Как вы себя чувствуете?

— Ты знаком с моим сыном? — строго спросила она, игнорируя его вопрос.

— Как выяснилось, да. — горько усмехнулся он. — И был не просто знаком, мы с ним были друзьями.

Звенящая тишина в палате резала слух, и Степанида Петровна, повозившись, наконец, приподнялась и, подсунув под спину подушку, села на кровать. Орлиным взором окинула она присутствующих в палате:

— И чего вы все уши развесили? — послышался негодующий возглас.

Отголоски отработанного годами командного голоса заставили притихших соседок испуганно вздрогнуть.

Виктор не мог в душе не улыбнуться: « Ай да Степанида Петровна, есть ещё порох в пороховницах!»

Женщины, как будто очнувшись, зашевелились, создавая видимость уважения к конфиденциальности личных бесед: кто-то схватился за телефон, кто-то взял книгу с тумбочки, парочка болящих дам деловито направилась к выходу из палаты, видимо, для променада по больничному коридору.

— Ну то-то, курицы. — удовлетворилась результатом Степанида Петровна и, подмигнув Виктору единственным глазом, вытянула из пакета яблоко и смачно надкусила его на удивление крепкими для её возраста зубами.

Виктор с улыбкой и даже с некоторой долей восхищения наблюдал за ней, ожидая, когда она будет готова к разговору.

«Так вот в кого Семён-то», — промелькнула у него мысль, уж больно сейчас Степанида была похожа на сына.

Закончив с яблоком, она, наконец, перевела взгляд на посетителя:

— Друганы, значит, говоришь. Приходили ко мне на ферму два фраера, расспрашивали про тебя, да про Сёмку.

— Да, я в курсе, — кивнул Виктор. — Чего они хотели-то?

Степанида вперила в него подозрительный взор, который он не без труда с достоинством выдержал.

Взяв из пакета ещё одно яблоко, она вытерла его о простынь и, свесив ноги с койки, сказала:

— Подожди меня в коридорчике, пойдём, прогуляемся, а то ушей тут. — окинула она суровым взглядом орлицы притихшую было вновь палату.

— Хорошо, — поднялся Виктор, — жду вас в коридоре.

Поставив табуретку на место, он вышел.

Прогуливаясь со Степанидой по тенистой больничной аллее, Виктор внимательно выслушал её рассказ.

— Я так и думал, — кивнул он, когда она закончила, — удивляет только то, почему они раньше к вам не пришли. Где же вы теперь жить-то будете?

Степанида Петровна, заприметив освободившуюся скамейку, довольно резво её заняла и похлопала рукой рядом с собой, приглашая Виктора присоединиться. Он не преминул воспользоваться этим приглашением.

— Пока на ферме поживу, — продолжила она разговор, — Радионыч обещал мне комнату подготовить, ту, в которой я раньше и сидела. А что? Хлам весь выбросить, да койку поставить — много ли мне надо одной? Вода, отопление есть, что мне ещё нужно? Зато теперь и муха не пролетит, буду жить на работе. — усмехнулась она.

— Это, конечно, хорошо, — кивнул Виктор, — а дом-то ваш?

— Буду отстраиваться потихоньку, — ответила она. — Вот и Сёмка обещал приехать помочь.

— Семён приедет? — обрадовался Виктор. — А я боялся спросить у вас про него. Где он сейчас? Как у него дела?

— Да дела, вроде, ничего. Уехал он тогда резко, прямо как ветром сдуло. Мне только через два месяца весточку прислал, что жив, здоров. Ты вот мне, Иван. то есть Виктор, — поправилась она, — скажи, что случилось-то? Я так понимаю, без тебя не обошлось?

Пришлось Виктору вкратце рассказать ей свою историю, во всяком случае ту часть, которая касалась Семёна.

— Вот, значит, как, — вздохнула она, — значит, ко мне твой душегубец приходил. То-то я сразу почуяла нутро его гнилое, взгляд-то у него, как у бешеного пса. А Сёмка-то мой зачем им сдался?

— Запись они ищут с того боя, где есть все главные действующие лица. Семёну опасно сюда возвращаться, но эта запись и мне нужна, чтобы прикрыть эту шайку. Как мне с ним связаться? Я, может, сам бы к нему съездил или отправил кого, чтобы местонахождение-то его не выдавать.

— А чего со мной связываться, здесь я уже! — услышали они за спиной знакомый голос.

Если в положенное время вы не видите здесь ссылку на следующую часть, то, скорей всего, я просто не успела её сюда вовремя поставить. Ну, бывает! В таких случаях заходите на сам канал «Собачьи страсти», и вы ничего не пропустите.

Примите участие, станьте спонсором тиража книги о Шамане:

Большое спасибо всем, кто уже внес свою лепту.

Читайте также:  Как оплатить выставку собак

За эти дни мы уже собрали 96200 рублей.

Многие мне пишут, что у них возникают проблемы с формой и просят у меня номер карты, куда можно было бы перевести спонсорский взнос.

Такая возможность есть, можно перевести на карту, привязанную к номеру телефона 8-905-222-30-63.

Прошу при платеже обязательно в сообщении для получателя писать свою электронную почту или другой контакт для дальнейшей связи.

Источник



Шаман или история одного алабая

Когда Виктору подарили трёхмесячного щенка самого настоящего туркменского алабая, отказаться от подарка он не мог, не нанеся при этом оскорбления дарителю.

Закончив строительство большого объекта в Туркмении, он уже неделю как вернулся в Москву и уже успел получить новое приглашение на строительство следующего, над которым серьёзно раздумывал.

Когда директор только что законченного нового скотоводческого комплекса, вдруг позвонил, сказал, что он приехал на пару дней в столицу и хотел бы встретиться, Виктор никак не ожидал такого поворота.

При встрече Курбан произнёс проникновенную благодарственную речь и вдруг вручил ему этого щенка в качестве дара туркменского народа и в знак большого уважения.

Взяв в руки белоснежного бутуза, Виктор вначале растерянно поблагодарил Курбана, но, увидев, как начала сползать с лица дарителя ослепительная улыбка, тут же взял себя в руки и рассыпался в сердечных благодарностях.

Он сам отвёз гостя в аэропорт и, посадив на самолёт, теперь возвращался домой, в растерянности ломая голову, что же ему теперь делать с этим неожиданным даром.

Вся его жизнь была в разъездах с одного объекта на другой, и это ему нравилось, и это делало содержание собаки довольно хлопотным, но главной причиной его сомнений было даже не это.

Дело в том, что Виктор не был не то что бы собачником, а даже несколько собак недолюбливал и боялся. В детстве его однажды покусала здоровенная дворняга, когда его вместе с друзьями занесло на заброшенную стройку в поисках приключений.

Шрам на ноге и сорок уколов в живот навсегда определили его отношение к бродячим псам, но и домашним собакам он после этого не сильно доверял и обходил их всегда стороной. И вот, на тебе, такой подарок и что с ним делать — непонятно.

Щенок, дремавший на заднем сидении, вдруг завозился и начал издавать какие-то странные звуки, он, как будто чем-то давился.

«Чего это он?» — испугался новоиспечённый собачник.

Обернувшись на щенка, он увидел, как тот, вдруг изверг из своего рта пенистую, густую жидкость прямо на свежеочищенный велюр его новой машины.

— Чёрт, что это он творит? — возмутился Виктор.

Щенок ещё поднатужился и вывалил из себя новую порцию, уже на другой, до этого чистейший участок сидения.

«Да его тошнит! — догадался, наконец, счастливый владелец собаки. — Чёрт, какая гадость, придётся остановиться».

Съехав с дороги, он распахнул заднюю дверцу и, брезгливо кривясь, оценил нанесённый ущерб. Всё сидение было безнадёжно испорчено, оставалось надеяться, что химчистка всё-таки справится с этими отвратительными пятнами.

Виктор осторожно, стараясь не испачкаться, вытащил щенка из машины и, опустив на землю, попытался очистить салон салфетками, но зловонная жидкость уже успела впитаться в обивку сидения.

«И как я Нелли повезу в ресторан на такой машине?» — сокрушённо думал он, тщетно оттирая пятна.

Сегодня он собирался провести вечер со своей подругой, в которую был давно влюблён, и планировал сделать ей предложение, о чём давно уже мечтал. Под предлогом отпраздновать благополучное завершение большого объекта, он ещё вчера пригласил её в ресторан и через час должен был заехать за ней на своей новенькой машине. Виктор очень хотел произвести на неё впечатление, потому что Нелли давно дала понять, что выйдет замуж лишь за успешного и перспективного мужчину.

И вот возник прекрасный повод, и он, наконец, решился и она согласилась на ужин в ресторане, но этот щенок устроил тут ему такую подставу.

Изведя все салфетки, он вынужден был признать, что на такой машине девушку никуда нельзя везти, придётся воспользоваться такси.

Надо было ехать домой, привести хотя бы себя в порядок и ехать за Нелли. Оглядевшись, он нигде не увидел щенка.

«Куда он подевался? — искренне удивился Виктор, который привык, что всё, что он кладёт на место, там же и остаётся.

Его матери в своё время пришлось приложить немало усилий, чтобы приучить сыновей к порядку и с Виктором ей это удалось вполне, он был аккуратен до педантизма. Каждая вещь в его доме имела своё место, костюмы в шкафу были развешены строго по оттенкам, карандаши на столе остро отточены и разложены по степени мягкости. В его квартире царил идеальный порядок.

И вот же странность, он посадил щенка на место возле небольшого куста, а он куда-то делся.

Оглядевшись ещё раз в полном недоумении, он заглянул под машину, но и там своей потери не обнаружил. Пожав в смятении плечами, Виктор отправился на поиски, оставив заднюю дверцу открытой, чтобы машина немного проветрилась.

Обойдя ближайшие кусты и нигде не обнаружив пропажу, он расстроился. Не то, чтобы ему так уж был нужен этот щенок даже, наоборот, он прекрасно бы обошёлся и без него, но его ответственная натура не могла принять такого беспорядка.

«Вот ведь непоседа какой!» — ворчал он, углубляясь в пролесок и обшаривая кусты.

Начинало темнеть, Виктор вернулся к машине в полной растерянности, не зная, что же делать дальше.

Уехать и оставить щенка здесь или ещё поискать? Взглянув на часы, он с ужасом увидел, что безнадёжно опаздывает на столь важное для него свидание.

«Вот же незадача! — уже откровенно злился он. — Надо ехать, в темноте я всё равно его здесь не найду».

Он уже принял решение, но у него на душе скребли кошки, потому что оставлять маленького щенка здесь одного вблизи оживлённой трассы было равнозначно смертному приговору для такого несмышлёныша.

Источник

— Вот и покатались.

Шаман или история одного алабая

Часть 3. Глава 18

Братья выехали рано утром, Вадим планировал к ночи добраться до дома, тем более что они с Виктором могли сменять друг друга за рулём, что позволяло сэкономить время на остановках и на отдыхе.

Выехав на трассу, Вадим придавил педаль газа. Перелески, поля и речушки, мелькая за окном, стремительно сменяли друг друга. Лишь перед посёлками и деревушками Вадим сбрасывал скорость до шестидесяти, но стоило появиться знаку «Конец населённому пункту», как педаль газа снова почти упиралась в пол.

— После моего старичка-фургона это просто самолёт, а не машина, — усмехнулся Виктор, глядя на мелькающие виды за окном.

— Да, тачка-огонь, сам не нарадуюсь, — ответил Вадим, не спуская глаз с дороги.

Когда они покинув районную трассу и выехали на более оживлённую федеральную, скорость пришлось сбавить, считаясь с другими участниками движения. Двухполосная дорога, набитая машинами, почти не давала поля для манёвра. Лишь изредка появлялась возможность, улучив момент, обогнать какую-нибудь ползущую колымагу.

— Вот и покатались, — расстроился Вадим, — теперь будем так тянуться до самой Москвы.

— Тише едешь, дальше будешь, — повернулся к нему Виктор.

— О-о-о, узнаю своего зануду-братца, — усмехнулся тот.

— Давай сменю тебя, пока тащимся, — предложил старший брат. — А ты отдохни, а то вон уже веко дёргается.

— Ну давай, — согласился Вадим, — а то это не езда, а сплошная нервотрёпка.

Они съехали на обочину и поменялись местами.

— Подремлю пока, — откидывая кресло назад, сказал Вадим.

Виктор ехал, поглощённый своими мыслями, наслаждаясь управлением автомобиля, послушного малейшему движению руля. Хорошая подвеска создавала ощущение, что машина не едет, а плывёт, не касаясь асфальтового покрытия. Находиться внутри этого чуда было сплошным удовольствием.

Читайте также:  Чем травить паразитов у собак

Изредка, если выдавалась такая возможность, он обгонял впереди идущие машины, но в основном приходилось неспешно двигаться в потоке, потому что встречная полоса далеко не пустовала.

Впереди, на пересечении двух дорог замигал жёлтым глазом светофор, первый, встреченный за всё время пути. Виктор притормозил, не успев проскочить, и остановился у стоп-полосы.

Красный сигнал горел довольно долго, и когда, наконец, загорелся жёлтый, а затем и зелёный, Виктор с удовольствием добавил газу и помчался по свободной ещё пока дороге. Почти сразу впереди он увидел выскочивший ему навстречу фольксваген, водитель которого решил воспользоваться просветом и обогнать фуру, уже давно ехавшую перед ним.

Расстояние между Виктором и мчавшейся ему навстречу машиной стремительно сокращалось, и он начал притормаживать, недоумевая, почему водитель фольксвагена рискует лобовым столкновением.

Тот, тоже начал тормозить, чтобы освободить дорогу и вернуться на свою полосу, ведь разогнавшаяся вдруг фура, явно не собиралась позволить ему совершить обгон.

Несмотря на запоздалую предосторожность водителя фольксвагена, ситуация становилась критической и, мельком глянув в зеркало заднего вида на идущую следом машину, Виктор всё же вдавил педаль тормоза в пол, стараясь при этом уклониться как можно правее, чтобы избежать столкновения.

Раздался визг тормозов мерседеса и следующих за ним пары-тройки автомобилей, а также звук бьющихся машин.

Вадим, проснувшийся от резкого торможения, подскочил на сиденье:

— Что такое? — испуганно спросил он.

Фольксваген, успевший в последний момент нырнуть за фурой на свою полосу как ни в чём не бывало, проследовал мимо, лишь глянув на разбросанные по трассе побитые машины.

Виктор сидел за рулём с остекленевшими глазами, руки тряслись, лицо побелело — стресс только сейчас по-настоящему его догнал.

Вадим выскочил из мерседеса. Водители попавших в переделку машин кто с грустью, а кто непрерывно ругаясь, оценивали полученные повреждения.

Вадим обошёл мерседес вокруг, но не увидел ни одной царапины.

— Что здесь произошло? — обратился он к ближайшему водителю, нервно курящему сигарету.

Тот вкратце, не стесняясь в выражениях, рассказал о том, что случилось.

— И главное, что обидно, — вполне справедливо возмущался он, — что виновник всего этого просто свалил, целый и невредимый, а мы все попали. Теперь ждать ещё когда менты приедут и глянь, какой хвост. И всё из-за одного козла.

Вадим окинул взглядом моментально образовавшуюся на их полосе неоглядную пробку, конца которой было не видно.

Да, с водителем пострадавшей машины было трудно не согласиться.

Вадим вернулся к Виктору. Глядя на всё ещё находящегося в ступоре брата, он не на шутку заволновался:

— Эй, Виктор, с тобой всё в порядке? — потряс он его за плечо.

Тот поднял на него вполне осмысленный взгляд:

— Вадим, я вспомнил! Слышишь, я всё вспомнил! — схватил Виктор брата за колено, — В тот момент, когда я понял, что нам конец, что вот сейчас лоб в лоб столкнёмся с этим придурком, у меня перед глазами проплыла вся моя жизнь. Ты, маман, Наташа, Леся, Шаман, Семён, короче, всё. Помнишь, мы в детстве с тобой фотографии плёночные проявляли? Изображение постепенно становится ярче, резче, и вот оно, во всей красе. Так и здесь.

— Ты серьёзно? — не верил своим ушам Вадим.

— Абсолютно, — радостно блестя глазами, ответил Виктор. — У меня ощущение, как будто мне вернули мою жизнь. Ты даже не представляешь, что я сейчас чувствую!

— Да уж. — растерянно протянул Вадим.

— И знаешь, — глаза Виктора потемнели, — я вспомнил этого мужика, который караулил меня у фермы.

— Это он меня избил и бросил в канаве и, скорее всего, именно он сжег того парня в моей машине.

Вадим не нашёлся что сказать.

— А раз он меня вычислил, значит, не успокоится, пока не покончит со мной.

— Но почему? Почему он хотел тебя убить? — спросил Вадим.

— Я же ходил на собачьи бои и всё заснял и в том числе и одну важную шишку. Я думаю именно поэтому они решили избавиться от меня. У меня есть компромат на всю эту компанию.

— И где он? — спросил Вадим.

— Телефон с записью он у меня забрал, но копия должна остаться на сервере. Вряд ли они до неё смогли добраться. Надо у Семёна спросить, а как он, кстати?

— Семён исчез. После твоей «гибели» он забрал семью и куда-то уехал. Никто не знает где он. Надеюсь, он успел скрыться и жив до сих пор.

Виктор побелел лицом.

— Да, дело, похоже, нешуточное, — вздохнул Вадим. — Хорошо, что ты всё вспомнил. Приедем в Москву, я поговорю с одним человеком. Эти бандиты зашли слишком далеко.

Если в положенное время вы не видите здесь ссылку на следующую часть, то, скорей всего, я просто не успела её сюда вовремя поставить. Ну, бывает! В таких случаях заходите на сам канал «Собачьи страсти», и вы ничего не пропустите.

Примите участие, станьте спонсором тиража книги о Шамане:

Большое спасибо всем, кто уже внес свою лепту.

За эти дни мы уже собрали 78100 рублей.

Многие мне пишут, что у них возникают проблемы с формой и просят у меня номер карты, куда можно было бы перевести спонсорский взнос.

Такая возможность есть, можно перевести на карту, привязанную к номеру телефона 8-905-222-30-63.

Прошу при платеже обязательно в сообщении для получателя писать свою электронную почту или другой контакт для дальнейшей связи.

Источник

— Шаман, ты мне руку оторвёшь!

Шаман или история одного алабая

Часть 3. Глава 42

Сашенька плакал и плакал, разрываясь от крика. Маленькое личико раскраснелось, сморщилось, голос осип. Есть он отказывался напрочь, со злостью выплёвывая предлагаемую грудь. Ни укачивания, ни колыбельные тоже не помогали. Наташа измерила ему температуру, но она была в норме. Не зная, что делать, она позвонила в детскую скорую. Приехавший врач, осмотрев ребёнка, сказала, что у малыша самые обычные колики и беспокоиться сильно не стоит, это обычное дело. Посоветовав попоить малыша укропной водичкой и поделать лёгкий массаж, она благополучно отбыла восвояси, не забыв напоследок посоветовать матери более тщательно следить за собственным рационом и не нервничать.

Только через три часа обессиленный Сашенька уснул. Положив его в кроватку, Наташа в полном изнеможении упала в кресло. Выйдя через полчаса на кухню чего-нибудь перекусить, Наташа спросила у матери, стоящей у плиты:

— У неё всё хорошо, они с Ольгой мультики смотрят.

— И давно? — обречённо спросила Наташа, наливая себе кефира.

— Да уже часа два, наверное.

— Мама, я же просила. — начала сердиться Наташа, — Лесе можно смотреть телевизор не более получаса.

— А что им делать? — обернулась к дочери Раиса Васильевна, — хотели сходить погулять, но Шаман шагу не даёт Ольге ступить по двору.

— И правильно делает, — хмыкнула Наташа. — А что, кроме мультиков дома заняться нечем? Я недавно купила Лесе чудесные раскраски с принцессами и девчачий набор «Лего», там такой замок замечательный.

— Ну, не знаю, — передёрнула плечами Раиса Васильевна, — Ольга привезла ей три диска с мультиками, вот они и засели. Ты бы лучше пошла и прикрыла Шамана, чтобы они могли хоть во двор выйти.

— Леся прекрасно гуляет во дворе и с Шаманом, он её очень любит и они прекрасно ладят.

— Леся, может, и ладит, а вот Ольге он с крыльца спуститься не даёт, — посетовала мать.

— Он чувствует её гнилую натуру, вот и не даёт проходу, — ответила Наташа. — И я с ним совершенно согласна, ему, в отличие от Ольги, я полностью доверяю.

— Наташа, не смей при мне так о родной сестре говорить! — разозлилась, наконец, и Раиса Васильевна, — Каждый по молодости может ошибиться.

Читайте также:  Автобус проехал по собакам

— Ошибка ошибке рознь, — отчеканила Наташа, — и меня удивляет, почему ты этого не понимаешь! Завтра вечером вернётся Виктор, мы сразу же переедем отсюда в его старый дом, и не вернёмся, пока она не уберётся восвояси!

Послышался плач Сашеньки, и Наташа, оставив недопитый стакан кефира на столе, побежала к сыну. Раиса Васильевна проводила дочь растерянным взглядом.

Но ни следующим вечером, ни последующим, семье Самойловых не удалось покинуть родительский дом. Детские колики, приступы которых не прекращались, настолько выматывали и ребёнка и мать, что говорить о каких-то сборах не приходилось. Приехавшего Виктора встретила измученная, со слипающимися от недосыпа глазами, жена. Стоило Наташе присесть, как глаза её неумолимо закрывались.

Отправив жену отсыпаться в другую комнату, Виктор взял на себя заботы о Сашеньке и не спускал его с рук весь день, будя жену только для того, чтобы она покормила сына.

Предоставленные сами себе Ольга и Леся за эти дни успели подружиться. Леся не спускала восхищённых глаз с «тёти» Оли, которая, в отличие от мамы, позволяла ей практически всё. Мультики три час подряд? Да, пожалуйста. Лечь попозже спать на час или два? Да, не вопрос. Съесть за один присест целую коробку шоколадных конфет? Тоже нет проблем. Но самым интересным для «юной принцессы», как называла её «тётя» Оля, была примерка роскошных нарядов. Позавтракав, они запирались в Ольгиной комнате, и та наряжала девочку самым немыслимым образом. В гардеробе Ольги было много ярких блузок, платьев, юбок, от которых душа Леси замирала в восторге. Та наряжала девочку, как куклу, затягивая и подкалывая лишнюю ткань булавками. Леся вертелась перед зеркалом и не могла оторваться от себя взгляд. А когда Ольга наносила её самый настоящий макияж, раскрасив девочку как вождя индейского племени, готовящегося к войне, та долго не могла налюбоваться собственной красотой. Правда, перед выходом из комнаты приходилось тщательно смывать весь боевой раскрас, ведь они договорились с «тётей», что это будет их тайной.

Легко Лесе было с Ольгой, весело. Та не заставляла её читать книжки или считать дурацкие палочки, не требовала от неё съесть без остатка противную тушёную капусту, а превратила её жизнь в фейерверк, в праздник, где всё дозволено и не нужно делать того, чего не хочется.

Когда же «тётя» Оля сообщила ей грустную новость о том, что ей пора уезжать, Леся очень расстроилась. Размазывая тушь по щекам, она упрашивала «тётю» остаться, ведь теперь ей будет плохо без такой весёлой и доброй подруги. «Тётя» Оля очень сожалела и говорила, что тоже не хочет расставаться с Лесечкой, тем более что она ей совсем не «тётя», а самая настоящая родная мама. Ведь когда Лесечка была совсем маленькая, злая сестра Наташа украла её у неё. Да-да, так и было. Сколько слёз она пролила по своей любимой доченьке. А теперь у Наташи есть маленький Сашенька и ей уже не до чужой дочки. Маме Оле нужно уезжать и она не может остаться, но если Лесечка хочет, то может поехать с ней, но об этом пока никому нельзя говорить, даже бабушке. Уговаривать Лесю не пришлось, и держать страшную тайну в секрете она поклялась не задумываясь.

В тот вечер как только Сашенька затих, Наташа сразу же легла спать. Усталый Виктор тоже попытался заснуть, но сон не шёл. Покрутившись с боку на бок, он встал и, натянув спортивный костюм, вышел во двор.

— Пойдем, пройдёмся, — сказал он Шаману, надевая на него ошейник. Чертёнок увязался за ними.

Дойдя до конца улицы, он спустил Шамана с поводка. Вечер был чудесный, слабый ветерок нежно ворошил волосы, далёкая кукушка самозабвенно предрекала вечную жизнь, а целая армия цикад поддерживала её дружным, нескончаемым хором. Дойдя до поля, где вольготно раскинулся большой агрокомплекс, который он когда-то строил, Виктор пошёл напрямик до речки. Сев на берегу, он заслушался пением лягушек, бесстыдный, громкий хор которых полностью заглушил пение более скромных цикад.

Домой они уже возвращались почти в полной темноте. Чем ближе они подходили к дому, тем больше волнения проявлял Шаман. Виктор еле удерживал его за поводок, тот тянул так, как ни делал никогда раньше.

— Шаман, ты мне руку оторвёшь, — с трудом удерживая собаку, ворчал Виктор.

Ни на рывки, ни на команды Шаман не обращал никакого внимания. Что-то звало его вперёд и это было важнее послушания. Виктору тоже передалось это волнение, он почувствовал тревогу, в его сердце закралось предчувствие беды. Не решаясь спускать крупного алабая с поводка, чтобы ненароком не напугать случайного прохожего, Виктор, держась за поводок, еле поспевал за ним.

Когда они, наконец, добежали до дома тестя и зашли во двор, Виктор отстегнул поводок. Шаман закрутился по двору, обнюхивая землю и тихо поскуливая. Дом был тёмен, ни в одном окне не горел свет, все спокойно спали.

— Что случилось? — с трудом отдышавшись, спросил Виктор у собаки. — Видишь, всё в порядке, все спят. Ну и напугал ты меня.

Он в изнеможении сел на крыльцо:

— Ну, иди ко мне! — подзывая Шамана, похлопав он ладонью рядом с собой.

Тот подошёл и лёг было рядом, но тут же, вскочив на лапы, закрутился на крыльце и, подойдя к двери, провёл когтями по полотну, требуя, чтобы его пустили внутрь. Но ему не торопились открывать, тогда, оглянувшись на хозяина, он ещё раз провёл лапой по двери и коротко гавкнул.

— Эй, ты чего шумишь? — начал сердиться Виктор. — Сашу разбудишь, вот Наташа нам с тобой задаст.

Но Шаман настаивал, его волнение не проходило, он явно был встревожен и, вероятно, у него были на это причины.

— Хорошо, я тебе открою, но только тихо, не буди никого, — шёпотом сказал ему Виктор и, приоткрыв дверь, запустил Шамана в дом.

Тот, юркнув в щель и минуя кухню, сразу же подбежал к комнате Леси и, остановившись, обернулся на хозяина.

— И что ты хочешь? — удивился тот. — Сейчас глубокая ночь и она крепко спит.

Шаман не отступал и уже занёс лапу, чтобы провести лапой по двери, как Виктор подскочил и взялся за ручку:

— Тихо, не шуми. Хорошо, давай проверим Лесю.

Повернув ручку, он приоткрыл дверь и зашёл вслед за Шаманом в комнату. Здесь было темно, ведь Леся уже полгода спала в полной темноте, мужественно выключая ночник после того, как мама или папа закрывали книжку, которую читали ей перед сном. Нащупав на столе выключатель, Виктор включил светильник. Слабый желтоватый свет разлился по комнате, но и его было достаточно, чтобы убедиться в том, что постель девочки была абсолютно пуста. Сброшенный впопыхах на пол и забытый хозяйкой, Дональд Дак, с которым Леся не расставалась последние полгода, в полном одиночестве грустно пялился в потолок.

Если в положенное время вы не видите здесь ссылку на следующую часть, то, скорей всего, я просто не успела её сюда вовремя поставить. Ну, бывает! В таких случаях заходите на сам канал «Собачьи страсти», и вы ничего не пропустите.

Примите участие, станьте спонсором тиража книги о Шамане:

Большое спасибо всем, кто уже внес свою лепту.

За эти дни мы уже собрали 108400 рублей.

Многие мне пишут, что у них возникают проблемы с формой и просят у меня номер карты, куда можно было бы перевести спонсорский взнос.

Такая возможность есть, можно перевести на карту, привязанную к номеру телефона 8-905-222-30-63.

Прошу при платеже обязательно в сообщении для получателя писать свою электронную почту или другой контакт для дальнейшей связи.

Источник

Adblock
detector