Меню

Собаки гончие их нагонка

Нагонка

В прошлом, во времена стайных охот, нагонке гончих, т.е. подготовке рабочих собак, охотники мало уделяли внимания. Становление рабочей гончей шло привычным, естественным путем. Выращиванием молодняка занимались псари-профессионалы.

Молодняк подрастал в вольерах при большой свободе и групповом воспитании. Много внимания уделялось хорошей выкормке. Повзрослевших щенков (девяти – десяти месяцев) вливали в стаи, приучая катиться плотным клубком за лошадью доезжачего. В хороших охотах регулярные проводки стаи были законом. С открытием охоты, с первого сентября, молодых собак не стеснялись брать в охоту. Но работали они в щадящем режиме. На этом и кончалась первичная подготовка рабочих собак.

Весной залежавшихся за зиму гончих встряхивали лесом. Периодичность выхода в лес зависела от прилежания псарей, приставленных к охоте. Осенью, перед началом охоты, опять сгоняли жирок, накопленный летом. Так поддерживалась рабочая форма стаи.

Сложившаяся система подготовки рабочих собак вполне соответствовала охотам прошлого. Но после 1917 года охота с гончей собакой изменила свои формы. Ею стали заниматься одиночки-любители. Одиночная охота предъявила к собаке несколько иные требования, чем в стайных охотах. Изменились содержание гончих и выкормка их. Воспитанием стали заниматься не профессионалы, а сами охотники-любители. С развитием массовых охот возник вопрос о новых правилах и методах подготовки рабочих собак. Нужны были новые рекомендации по воспитанию одиночных гончих. Эти заботы возникли, в первую очередь, у потомственных охотников, имевших большой опыт в охотничьем деле.

Для одиночек-любителей, особенно в сельской местности, выращивание и нагонка молодняка не представляла особых трудностей. В то время охотничьи законы были менее строгими. Гончие со щенячьего возраста росли свободно, постоянно общаясь с дворовыми собаками и разной домашней живностью. Подрастающих щенков брали в лес, когда шли по грибы, за ягодами. Брали с собой на рыбалку, на утиные охоты или сенокос, а в возрасте 8–10 месяцев, не задумываясь, шли с ними на охоту. При этом нередко удавалось добыть зайца. Втягивание молодой гончей в охоту происходило постепенно. Оно не прекращалось и с выпадением снегов. Ограничение в охоте наступало с большими морозами и глубокими снегами.

Фото: Мастяева Сергея

В довоенное время по работе гончие не были одинаковы. Мастеров-гонцов, сганивающих зайца в чернотроп и по порошам, насчитывались единицы. Мастеровитые гонцы, как правило, встречались у охотников, которые добывали зайца в большом количестве.

Первым автором специального руководства по нагонке собак является Н.Н.Челищев. В своей брошюре «О наганивании гончих», изданной в 1928 году, Н.Н.Челищев достаточно подробно рассмотрел вопросы по дрессировке, домашнему воспитанию и выращиванию щенков, а также приемы обучения специальным навыкам в гоньбе зверя. Много места в брошюре отведено стайным охотам.

Работу гончей Н.Н Челищев предложил разбить на одиннадцать элементов. Шесть охотничьих свойств посчитал врожденными, полученными но наследству. К ним отнес чутье, добычливость, голос, злобу, паратость и нестомчивость. Он считал, что их развитие не зависит от охотника.

В последующие десятилетия о нагонке гончих собак писали многие известные собаководы. Но, по существу, все работы являются повторением тех заключений, которые сделаны в свое время Н.Н. Челищевым.

Рекомендации Н.Н. Челищева и всех авторов, писавших после него, без сомнения, полезны при подготовке полевых работников. Но многие выводы сделаны упрощенно. Они носят общий характер. Авторы не учли наличия у охотников нескольких пород гончих, обособленных внутренними свойствами. Каждая порода индивидуальна. Следовательно, методы воспитания и приемы при обучении охотничьей собаки не должны быть шаблонными.

Н.Н. Челищев – потомственный охотник. Знаком с чистопсовыми охотами. Но он – владелец охоты. Всего лишь хозяин. Толковые псари глубже и тоньше понимали гончую собаку, чем владельцы стай. У псарей огромный практический опыт, но они были неграмотными и не могли письменно передать те знания, которые накапливались в среде охотников. Поэтому руководство по наганиванию гончих, разработанное в 20-х годах и дополненное отдельными замечаниями в последующие десятилетия, для современного гончатника несколько устарело. Вооруженность знаниями по подготовке рабочих собак у охотника должна быть выше, нежели предложенная специалистами 20–30-х годов.

В процессе охоты между охотником и гончей должно быть тесное сотрудничество. Успех зависит от доверия друг другу, от взаимопонимания. Из всех охотничьих собак работа гончей самая сложная. Поэтому подготовка рабочей собаки непроста. Она требует от охотника разносторонних знаний в кинологии и опыта в полевом досуге. Подготовка рабочей гончей – длительный и cложный процесс. Это должны быть не отдельные контакты с собакой, выходы в лес не от случая к случаю, а постоянная работа с ней со щенячьего возраста, приведенная к системе. Общее правило выучки – от простого к сложному. Обучение имеет начало и должно иметь завершение. Весь процесс выучки должен быть сориентирован на конечный результат – взятие зверя.

Фото: Мастяева Сергея

У гончей собаки, как и всех других животных, соблюдается периодичность в развитии, то есть поэтапность созревания. Задержка развития на отдельных этапах впоследствии не наверстывается. В результате неправильной выкормки охотничий потенциал собаки реализуется неполностью. Воспитание и обучение гончей охотничьему ремеслу должно быть системным.

Первые шаги в подготовке рабочей собаки начинаются с месячного возраста – устанавливается контакт между охотником (в будущем роль вожака) и щенком. Этот акт напрямую связан с нагонкой.

Особенность возраста в 4–5 недель состоит в том, что в данный период формируется доверие. В более позднем возрасте у щенка развивается недоверчивость. И это остается на всю жизнь, что отрицательно скажется на качестве охоты в будущем.

Возраст от двух до трех месяцев – лучшее время для обучения щенка. В этот период очень легко происходит образование условных рефлексов. В более позднее время образование их заметно снижается. В данный период жизни у щенков – самая высокая активность в движении, в исследовательской деятельности. Щенки много играют, затаиваются и нападают друг на друга. Энергия молодости щенками растрачивается без оглядки. У них повышенная возбудимость. В этом возрасте нельзя изолировать щенка. Только групповое воспитание дает полноценное развитие. В трехмесячном возрасте активный образ жизни длится до 6 часов в сутки.

Особенность возраста – быстро уставать. Но сна для восстановления сил требуется по времени в два раза меньше. Это надо учитывать во время прогулок. Нельзя допускать переутомления. Прогулки длятся два – три часа, дважды в течение суток.

Во время прогулок в полях, по берегам водоемов или в кустарниках щенки гоняются за чибисами, охотятся на лягушек и бабочек. Это для них серьезная охота, пробуждение охотничьих инстинктов: у щенка формируется установка на охоту, что для ружейной гончей собаки особенно важно. В будущих охотах гончая должна быть самостоятельна.

Положительная роль своевременного развития отдельных органов и физиологических структур состоит в том, что облегчается обучение на следующем этапе. Лучше приобретаются более сложные и разнообразные навыки. Период от 5 до 6 месяцев готовит половое созревание. Это пора юношества. Масса головного мозга выравнивается с массой мозга взрослой собаки, И, что очень важно, интенсивно развиваются тормозные механизмы. В поведении собаки происходят другие важные изменения, например, в области психики.

В 5–6 месяцев продолжается усиленное перерастание энергии молодости в физическое развитие, физическую силу. Щенки реже отдыхают. Два–три часа в лесу не переутомляют организм. У молодых собак исчезает щенячья сырость, кожа на спине оттягивается не более чем на вершок, координация движений и скачка по лесу почти как у взрослой собаки.

Фото: Мастяева Сергея

Главное в данном возрасте – это физическое развитие. Максимально добиться физического развития удается при вольном групповом выращивании и не менее двух выходов в неделю в лес в зайчиные места на 3–4 часа. Систематические выходы в лес в этом возрасте развивают инициативу к охоте. Стимулом являются поднятые с лежки зайцы, коротко с голосом прогоненные верховым следом до первого скола. При этом получает развитие система обоняния. Не просто орган обоняния, а сложная система! Она развивается и совершенствуется тренировками. Не периодически, а систематическим тренингом.

Опытный гончатник без большого труда и без всякого вреда для молодой собаки шести-семи месяцев от рождения в мягкий чернотроп добудет первых зайцев. Он бьет зайцев накоротке, не давая гончей утомиться на гону. Надо всегда помнить, что переутомление щенка недопустимо. На первых зайцах молодая гончая испытывает колоссальные психические и физические нагрузки. Перегрузы молодого организма рождают пороки в работе гончей, например, добор, работа нижним чутьем полупешком, появляется апатия к охоте и т.д.

Специальная нагонка начинается в годовалом возрасте. Охота – это и есть специальная нагонка. Она не ограничивается одной – двумя неделями, а растягивается на несколько лет. В большой регулярной охоте нагонка завершается по третьей осени. Не разработанная до трех осеней, гончая позднее, т.е. по четвертой и пятой осени, снижает способность к обучению и росту мастерства. После шести осеней собака почти не накапливает опыта и до конца жизни работает «старым багажом».

В регулярной охоте физическое развитие гончей, в основном, также завершается к трем осеням. Хорошо подготовленная физически, гончая очень легко ведет гон. Ее ноги работают как бы отдельно от всего организма, не отражаясь на работе сердца и легких. В благоприятных условиях для гона гончая по третьей осени нередко сганивает и лисицу, и зайца. На галопе она сильнее, чем зверь, выносливее. У гончих со слабой физической подготовкой во время гона быстро наступает кислородное голодание, кровь густеет, отказывают почки, сохнет нос и теряется чутье. От перегрузов бывает аритмия сердца, эмфизема легких.

Системно выращенные гончие узнаются легко. Они выделяются крепкой спиной, хорошим поставом костистых ног и уверенными, сильными движениями, что во многом предопределяет выносливость в работе. Особенно хорошо выглядят собаки веселого нрава и нерастянутые в колодке.

Собаки, рожденные в марте и апреле, для нагонки оказываются в наиболее выгодном положении. В летнее время у охотника больше возможностей развить в собаке физическую силу. В возрасте 6–7 месяцев молодая собака попадает на охоту по чернотропу и порошам, когда умелый охотник помогает ей усвоить правильные навыки в охотничьем ремесле. В этом возрасте гончая может работать в лесу, не переутомляясь, до 4–5 часов. Очень важна для будущего гонца добыча первых зайцев. Щенкам, рожденным в более позднее время, этого не дано. Для них нагонка, т.е. пробуждение инстинкта гнать по следу и первая отдача голоса, состоится только со следующей весны, в возрасте 10–11 месяцев. А это означает некоторую задержку в развитии.

Молодые собаки обязательно должны до осени пройти усиленную подготовку. Невзирая на жару, дожди, ветры, тяжелую тропу, буйный травостой и другие неудобства для собаки и охотника, гончая должна два раза в неделю работать в лесу. Желательно в зайчиных местах. Дни, когда не удается поднять и потолкать зайца, для нее не пустые. Гончей нужно сбросить избыток энергии. Молодой гончей лучше быть в лесу, чем коротать время на привязи.

Не приносит вреда и нагонка в ночное время. Ночью охотиться не приходится, а гонять в ночном лесу гончая должна уметь. На практике случается терять гончих и оставлять на гону в ночь. Выучка должна быть всесторонней.

Нагонка с ранней весны и до осени, до открытия охоты должна проводиться только по одному и тому же зайцу. Предпочтение отдается тому зайцу, который живет на своем участке весь летний сезон. Нахаживание гончей по одному зайцу решает сразу несколько очень важных проблем. Нахаживать молодую гончую по разным зверькам, тем более в разных угодьях, противопоказано. Поведение всех зайцев шаблонное, абсолютно одинаковое. На поведение влияют погодные условия и другие обстоятельства, но опять же для всех одинаково. В нагонке по разным зайцам много пустого, нерационального. Уведенная на новое место, на другого зайца, гончая оказывается в более трудном положении по нахождению лежки, что противоречит правилу «от простого к сложному». «Своего» зайца гончей найти проще.

Нагонка только по одному зайцу у гончих развивает инициативу, что особенно полезно в отношении собак малоактивных, с ленцой к охоте, унаследованной от родителей. Стоит гончей один раз столкнуть зайца с лежки и коротко проголосить по следу, как в следующий выход она преображается в поиске, по памяти проверяет место, где был стронут заяц в прошлый раз. После очередного подъема заяц видится ей во сне. В знакомом лесу гончая смелее ведет себя в поиске, проявляя каждый раз все большую активность и стремление найти зверя.

Успех в охоте во многом зависит от добычливости собак. Сильные на подъем гончие встречаются нечасто. Одной из причин слабой добычливости является неправильная нагонка. С другой стороны, добычливость зависит от врожденных свойств гончей. Предрасположенность к всепогодной добычливости обусловлена природной сметливостью и развитым ситуативным мышлением. У таких гончих особая восприимчивость информации.

Если наганивать гончую в одном лесу и по одному зайцу, она быстро научится добираться до жировки последней ночи. В обследовании старых жировок собака пользуется и чутьем, и памятью. Не задерживаясь на них, стремится отыскать жировку с более свежими запахами. Нахождение жировки последней ночи значительно упрощает подъем. Гончая определяет ее по свежести помета. Как правило, заяц ложится от жировки недалеко.

Умение гончей найти жировку последней ночи – ключ к добычливости.

Известно, что до подъема зверя контакт с охотником обязана поддерживать гончая. После побудки, наоборот, эта обязанность перекладывается на охотника, Но в интересах дела, во время первых начальных работ молодой гончей, следует отступить от этого правила: не уводить гончую куда нравится охотнику, а наблюдать за собакой, подравниваясь к ней, чтоб на месте последней жировки оказаться вместе с собакой. Бывает, что гончая далеко и надолго уходит в поиске. В таких случаях лучше всего разжечь костер и ждать прихода собаки, изредка подавая голос. Уводить гончую в другое место на поиск другого зайца недальновидно. При подготовке молодой гончей к охоте необходимо неукоснительно соблюдать правило: домой гончая не должна возвращаться понурой.

Умение быстро находить жировку последней ночи – это половина успеха в добычливости, вторая задача – добраться до лежки. Гончая должна определять уход на лежку по особому рисунку следа. Проследить его даже по порошам непросто, а летом – вдвойне труднее. Осенистая, хорошо поставленная в поле гончая для определения лежки использует разные приемы. Умеет выбирать наиболее вероятные места дневки, в зависимости от сезона и погоды. Этот прием срабатывает в течение всего дня. Особенно полезен он в чернотроп. Гончие, просто рыскающие, обнюхивающие все в лесу, переходящие с одной жировки на другую и придерживающиеся от ведущего на определенном расстоянии, как подружейные собаки, никогда не бывают добычливыми. Продуктивная охота с ними бывает только в зайчистых местах.

Читайте также:  Интерактивная игрушка собака бен

Не следует преувеличивать значение чутья для добычливости. Известно немало гончих, обладающих хорошим чутьем, стабильно работающих, но никудышных на подъем. Для примера можно взять Плакуна ВРКОС 1049, его сестру Потешку 1048 или всю семью гончих М.А. Сергеева. И, наоборот, полукровки у деревенских охотников или обыкновенные дворняжки лесников в своих обходах зайца находят, как по магниту. Эти примеры свидетельствуют явно не в пользу чутья.

Предрасположенность к добычливости заложена генетически. А как используется потенциал, заложенный в наследстве собаки, зависит от условий, в которых она воспитывается, от способа нагонки.

Охота ценится результативностью и эстетической наполненностью. Охота без результата – всего лишь разговоры вокруг нее. В основе правильной охоты лежит пристальный, продолжительный, украшенный голосами гон. У молодой гончей отсутствует мастерство. Опыт работы, приобретение правильных навыков у гончих появляется не сразу. Это длительный процесс при регулярных тренировках в различных погодных условиях и при различном состоянии тропы. Выдавать ровный гон молодые гончие не могут по нескольким причинам. Во-первых, они проносливы, излишне горячи, отсюда неразумная трата сил. Гончая не выработала правильного отношения к заячьему следу. В силу особенностей запаха заячьего следа у гончей не поставлено чутье для ровного преследования. Есть и другие причины, мешающие гончей выдавать стабильный, ровный гон.

Неповторимость заячьего следа заключается в разных уловках: двойках, отскоках, неожиданных западаниях. Кроме того, заяц после себя оставляет несколько запахов разного свойства. Иногда затруднена работа гончей по условиям погоды. Поэтому стабильно хороший гон возможен в одном случае – цепко держаться за след, не выходить из шлейфа запахов, оставленных зайцем. Это требование обязательно как для верхочутов, так и для гончих, работающих по нижнему следу.

Обучать гончую цепко держаться за след лучше всего в летнее время. Запах зайца остается внизу лесных трав. В загустелом летнем лесу не бывает ветров. Заячий запах не разносится в воздухе, что принуждает собаку держаться следа, да и лесная густота ограничивает удаление от него.

Все авторы, писавшие о нагонке, справедливо отмечают нежелательность начинать нагонку с лисицы. По лисице другая манера гона: гончая не дорожит следом, что крайне вредно в случае с зайцем. Переучивать гончую, менять манеру гона с лисьей на заячью трудно. Наиболее верным способом изменить привычку халатного, как бы рискованного отношения к лисьему следу, т.е. научить строго придерживаться заячьего следа, является работа с гончей в летние месяцы с июня по сентябрь.

Одно из основных достоинств нагонки по одному зайцу с ранней весны до осени состоит в том, что, в конечном итоге, гонять только зайца для гончей становится потребностью. Следы других зверей и птиц ее не интересуют. Она становится чистой зайчатницей.

В публикациях о гончих собаках дается немало советов о том, как отучать гончих от лосей. Гоньба лосей вызывает досаду, срывает охоту. Случается гибель собак.

Все советы не более чем домыслы, а предлагаемые методы отучения гончих от гоньбы лосей совершенно бесполезны. Есть только один выверенный способ отучить собаку гонять каких бы то ни было зверей – не приучать их смолоду. Нагонка только по одному и тому же зайцу – и есть тот прием, который не приучает собак гонять лисиц, лосей или других зверей.

Окончательная заряженность на зайца закрепляется добычей первых зайцев в непосредственной охоте. Наибольшая эффективность достигается взятием «своего» зайца. При первых охотах для молодой гончей добыча первого зайца имеет огромное значение. Учитывая ценность этого действа, первая настоящая охота должна быть непременно результативной. Добиться результата легче всего в охоте на «своего» зайца, поскольку хорошо изученная местность и все его переходы позволяют охотнику быстро подставиться для выстрела.

В свое время Н. Челищев точно подметил: «. как гончая, так и борзая собаки лучше всего работают по тому зверю, которого им удалось первого взять и потрепать. » Охотники часто допускают грубую ошибку, уезжая на охоту с первоосенником в незнакомые угодья, тем более туда, где мало зайца. В незнакомой местности результат не гарантирован. В лучшем случае гон затягивается, изматывает гончую, что противоречит интересам дела.

Результат охоты, то есть добыча зверя, для первоосенника крайне полезна. Она развивает охотничий азарт и, что немаловажно, – психологию победителя. Победа хищника в состязании с жертвой резко изменяет внутреннее «я», положительно влияет на дальнейшее развитие охотничьих способностей. Выучка гончей-охотника в непосредственной охоте должна быть подчинена правилу: на ошибках учатся, а на результатах растут! Рост мастерства гончей в дальнейшем будет зависеть от числа добытых зайцев, а уровень мастерства поддерживаться постоянной охотой. Интенсивность охоты снижается только при глубоких снегах и больших морозах.

Как уже сказано, в охоте должно быть начало, середина и завершение. В организации охоты раз и навсегда устанавливается единый распорядок. При отстреле зайца гончая берется на поводок. По сигналу собираются охотники. Последнее действие – пищевое поощрение гончих. Оно обязательно. Некоторые охотники снисходительно относятся к этой процедуре, в то время как она является одним из важных элементов в системе нагонки.

Гончая после нескольких добытых зверьков усваивает, что такое конечная цель. Для нее охота становится целенаправленной, а не «просто погонять по охотке. » Самое сладкое поощрение для собаки – горячие потроха, кровь. Для крови надо иметь в рюкзаке половинку резинового мяча. Ритуал поощрения всегда должен быть одинаковым, с одними и теми же словами, обращенными к собаке. В ее адрес необходимо отпускать похвалу. Гончая достаточно быстро привыкает терпеливо ждать награды. Используя данный прием, охотник может обучить собаку подводить к зайцу. Даже сгоненного зайца собака не рвет. а сначала бежит в ноги охотника с докладом. В практике охоты случаются более удивительные истории: схваченного подранка гончая приносит охотнику. Или несет домой на крыльцо. Такое поведение гончей наблюдается только по отношению к зайцу. Лисицу скорее закопает в снег, чем принесет. К задавленной лисице все собаки подводят с неохотой.

Большинство охотников в качестве поощрения за работу гончей дают пазанки. Некоторые категорически не рекомендуют скармливать потроха гончим, из боязни заразить какой-нибудь болезнью. Опыт охоты показывает, что в сезон охоты больные зайцы встречаются довольно редко: они погибают до сезона охоты. И второе. Если в домашних условиях охотник определяет, что зверек больной, то почему нельзя установить этого в лесу, на охоте?

За многие годы охоты автору пришлось наблюдать два или три случая заражения зайца паразитами – в годы массовой гибели зайцев. Зверьки были истощены.

В заключение следует подчеркнуть, что вышесказанное о нагонке гончих ориентировано на охоту в условиях севера по зайцу-беляку с ружейной гончей, русской. Нагонка гончих других пород требует внесения поправок.

Особенность нагонки по зайцу-русаку состоит в том, что она производится, в основном, с выпадением порош. По русаку работа более сложная, чем по зайцу-беляку, и, следовательно, в освоении охоты по нему гончей требуется больше помощи со стороны охотника.

Особенность нагонки по лисице так же не рассмотрена. Большой необходимости в этом нет, поскольку главное для лисьих охот состоит в выборе гончей. Для лисьих охот годятся собаки не из каждой семьи. Вторая задача в подготовке лисогона – физическое развитие. Уровень мастерства лисогона, как и в любой охоте, напрямую зависит от результативности охот. Мастера-лисогона удается сделать далеко не из каждой даже ружейной русской гончей. Лучший месяц охоты-нагонки по лисице – ноябрь. В случайных охотах по лисице можно использовать гончих собак любых пород. В случайных.

Источник



Нагонка гончей (лекция) Э.В.Шмидт

НАГОНКА ГОНЧИХ ( ЛЕКЦИЯ )

(из архива Ульяновского общества охотников)

Какой бы породы не была охотничья собака в отношениях между ней и охотником должно существовать взаимное доверие и привязанность. Только на этой почве возможно сделать собаку его соучастницей на охоте и неизменной помошницей.

До выхода в лес большинство городских охотников сводят свои заботы о гончей к их кормешке (часто это делают их жены). Молодые собаки не выводятся на проглуки, не умеют спокойно ходить на поводке. Они не обучены даже самым элементарным приемам приездки, лапы их не обработаны, благодаря отсутствия тренировки становятся распущенными.

Воспитываясь в деревенских условиях часть молодых гончих лишены внимания их владельцев. Они имеют только возможность физически развиваться, пользуясь свободой. Вращаясь среди многих людей у них отсутствует преимущественная привязанность к определенному человеку. О приездке и дисциплине собаки конечно, не может быть и речи. У многих гончатников, почти не общающихся со своими гончими, не может быть с ними близости и понимания на охоте.

Воспитание гончего щенка

Воспитание гончего щенка начинается с первых месяцев его жизни. Щенок не может быть избалованным непослушным ребенком. Дисциплина и послушание у щенка развиваются легко без угнетения его психики. Все приказания должны быть постоянны, коротки и безусловны, но легко выполнимы. С двухмесячног овозраста до выхода в лес щенок имеет достаточно времени, чтобы, неиспытав назойливости и грубого принуждения со стороны воспитателя, постепенно и легко, как бы играя, усвоить и крепко воспринять немногочисленные приемы дрессировки. Если без некоторых приемов обучения и можно обойтись в практической охоте — то в целом они являются основой, воспитывающей послушание и сдерживание инстинктов собаки в необходимых пределах.

Насколько гончие способны к дисциплинированности можно судить по примеру старых комплексных псовых охот. В пути на охоту стая гончих в 20 и более смычков послушно следовала за конным доезжачим. Оставленная в поле перед островом в разомкнутых смычках, она не трогалась с места пока доезжачий с опушки леса не вызывал ее к себе рогом.

Приемы внушения повиновения собаки в нашей ружейной охоте с гончими не многочисленны и просты: стойка перед кормом, команды «за мной», «ко мне», «на место», стойка перед напуском, спокойная ходьба на поводке, знакомство с рогом.

Сразу же после отъема от матери щенку необходимо определить в сарае или в специальной конуре уютный, с мягкой подстилкой, уголок, куда он охотно будет уходить при команде «на место». К стойке перед кормом щенки приучаются с двухмесячного возраста. При кормлении, отстраняя щенка от миски, приговаривают «стоять», а затем, после команды «дбруц» или «бери» подпускают его к пище.Долго испытвать терпение питомца не следует, достаточно постоять ему сперва пол минуты, а позднее до 1 минуты. Когда щенок подрастет нужно заставить его стоять не только перед кормом, но и свободно на дворе. Выдержив его некоторое время на месте, сперва недолго, а затем с минуту и больше подзывают «ко мне» и дают лакомую прикормку. Отработав такую стойку дома, ее повторяют и в поле или в лесу. Приучение щенка к команде «отрыщ» делается во время его кормления. Повторяя слово «отрыщ» оттаскивают щенка за ощейник от миски с кормом. С командой «дбруц» через четверть-полминуты снова подпускают его к корму.

Приучение хождению на поводке делается постепенно и осторожно, так как щенки боятся удушения и начинают панически вырываться. Этому виду обучения следует уделять особое внимание. Гончая не приученная с щенячьего возраста ходить на поводке, обычно тянется с хрипом и изматывает себя и своего ведущего. Частые и продолжительные прогулки городских собак необходимы для укрепления их лап и знакомста с окружающим миром. Вырасщие в изоляции гончие боятся городского шума. Попав на улицу, они впадают в панику и бегут куда попало.

Охотничий рог, обязательный атрибут гончатника. Звук рога резко выделяется среди многих голосов и шумов в лесу и определенно ассоциируется гончей со своим ведущим. Совсем не обязательн отрубить в рог при каждом кормлдении гончей, как часто рекомендуют. Приучать ее к рогу возможно в любом возрасте, достаточно несколько дней потрубить дома и в лесу перед напуском.

Возраст нагонки молодых гончих

В статье Д. Федорина «Рання нагонка гончих» (Охота и охотничье хозяйство, 1971 г., №9) автор высказывает мысль о целесообразности нагонки гончих с 6-месячного и более раннего возраста. В стаье отсутствуют точные данные об условиях нагонки описанных собак. Имеются только точные указания о получении ими дипломов третьей степени в возрасте одного года. В практике нашей станции нагонки гончих известно немало случаев, когда после месяца нагонки в этом возрасте гончие зарабатывали диплом третьей и даже второй степени. Следовательно, нет надобности производить нагонку в течение 6 месяцев, чтобы годовалому возрасту подготовить щенка на диплом.

Утверждение о том, что 6-месячные щенки гончих могуи, без вреда для их здоровья гонять зверя ни на чем не обосновано. Прогулки в лесу со щенками в любом возрасте нужны и полезны. Их потребности в движении стимулируется инстинктивным импульсом, не переходящим в родные пределы. Другое дело, когда на сцену вуступает охотничья страсть. Тогда животное совершает работу сверх сил. Неокрепший организм в таких случаях, если не получает повреждения внутренних органов, то затормаживается в росте и общем развитии. Случай недоразвитости собак, да и других домашних животных, пущенных в работу ранее положенного времени, мы встречаем на каждом шагу. Громадным опытом воспитания и нагонки гончих в бывших комплексных охотах, наших питомниках охотничьих собак и частных заводчиков, установлен возраст начала нагонки молодых гончих не ранее 8-10 месяцев.

Затягивание нагонки до 2 лет, конечно, не целесообразно, хотя и в этом случае собака может стать отличным гонцом. Флейта, выжловка ульяновского охотника Кадышева В.С., не знавшая до 3 лет зверя, на четвертом году была продана в город Сенгелей и заработала там 2 диплома третьей и 1 диплом второй степени.

Во время нагонки задача охотника состоит прежде всего в том, чтобы сохранить контакт с гончей и своим поведением внушить ей, что он соучастних ее охоты. Между тем большинство охотников, наганивающих гончих, недооценивает значение охотничьей страсти собаки — великого стимула в ее работе и своим неуместным вмешательством часто вредит делу.

Какими же средствами обучения обладает охотник во время нагонки? Применения арапника допустимо только при нагонке и приездке стаи. Прикормка, это могучее средство в воспитании и домашнем обучении, в нагонке и на охоте почти теряет свое значение: страстная гончая в это время подкормки не берет. Лакомый кусочек полезно давать на привале или почле окончания охоты, когда она, удовлетворенная работой и проголодавшись, вывалилась на рог. Традиция давать гончей пазанки не вредна, но она нисколько не стимулирует работу собаки. Чем азартнее гончая, тем равнодушнее она к заячьим пазанкам. Удовлетворение своей охотничьей страсти гончая находит в саомм процессе приследования зверя по следу или на глаз, а отнюдь не в стремлении удовлетворить им свой аппетит. Несъедобную лисицу она гонит с еще большим азартом чем зайца. Дойдя до убитого зверя, разгоряченные страстные гончие, не обращая на него внимания, носятся тут же, стараясь захватить след и продолжить гон. Молодой гончий полезно давать похватать убитого зверя и задушить подранка, что, может быть, даст ей понятие о конечной цели ее работы. Однако, вязкость гончей от этого едва ли повысится. Молодые гончие, еще не державшие в зубах зверя в течении двухмесячной нагонки с каждым выходом проявляют все большую вязкость. Да и опытные гончие весь период нагонки гоняют не менее вязко, чем на охоте.

Читайте также:  Собака далматинец какая страна

Порсканье — главное стредство связи охотника с гончими. Оно дает собакам нужное направление в полазе и освобождает их от необходимости отыскивать хозяина по следу. Оно не ассоциируется у гончих со зверем и поэтому не возбуждает их. Только для собак очень вялых, с неглубоким полазом, порсканье служит как бы подбадриванием. Другое дело — наманивание гончей на горячий след зверя. Охотники употребляют тогда особые слова и совершенно осубую интонацию голоса, легко отличимые от произвольного порсканья и в представлении гончей конкретно связанные со зверем, правильно обученные и никогда не обманываемые собаки рефлекторно реагируют на призыв ведущего «вот-вот-вот-вот!»

Полаз гончей — врожденное качество, тесно связаное с ее темпераметром, конституцией, рабочими кондициями. Некотрое положительное влияние охотника на манеру полаза выражается в контакте с его гончей, выработанном еще до выхода на нагонку и поддерживаемом в дальнейшем. Большой вред в развитии полаза и вязкости молодых и взрослых гончих приносит пассивность охотника, который во время нагонки гуляет по дорогам или, сидя на пеньке ожидает помычки. Вредно и частое без надобности подманивание гончих голосом, рогом, и подкормкой их.

Слишком глубой полаз, так же как и короткий нецелесообразен. В приложении к «Правилам проведения полевых испытаний гончих» (1959 г) Желательная глубина полаза указана в 400-500 метров. Такой полаз я считаю слишком глубоким, ненужным и вредным для успешной охоты. Чем дальше от охотника поднят зверь, тем труднее подставиться под него. Отдалившееся на пол километра от охотника гончая будет то и дело терять его со слуха, часто прерывать полаз и тратить время на восстановление связи с хозяином. Если на таком расстоянии гончая побудила зверя в глухом лесу, оврагах или при среднем ветре и не была отслушана, то через 2-3 минуты она сойдет со слуха. Руководить в лесу гончей, рыскающей в полкилометре от ведущего почти не возмжно. Наиболее целесообразен, по моему мнению, полаз с удалением гончей на 200-250 метров (в каждую сторону) от охотника. Даже такую 400-500 метровую полосу смычок чутьистых и полазистых гончих не может обыскать полностью, и часть зайцев не редко остается не поднято. Это подтверждает опыт охоты в лентах старинных, шириной в 450 метров, степных лесопосадок заволжья: в них 2-3 гончие редко пропускают лисицу, зайцев же находят далеко не всех.

Помощь гончей при выправлении скола охотник может оказать только по белой тропе, а по чернотропу лишь в тех редких случаях, когда зверь им перевиден. Зато сама гончая, обладая чутьем, сколовшись, имеет возможность вновь выправить след, и мешать ей не следует, советы о помощи сколовшейся гончей даются по домыслу, а не по опыту. Гончая не легавая, она не будет ходить за охтником по кругам и спиралям. Она скоро поймет что наманивание ее охотниками вслепую бессмысленно и перестанет реагировать на него. На сколе задача охотника состоит в том, чтобы учитывая особенность работы своей гончей, редким порсканьем сохранить, если потребуется, с ней связь и удерживать тем самым от попытки прервать выправление скола и бежать от розыски хозяина.

Самое важное в период стадии нагонки первоосенников — работа с ними только в наиболее благоприятных условиях тропы и погоды. Чем легче молодая гончая справляется со своей задачей, тем скорее и тверже она осваивает приемы мастерства. Успешная работа возбуждает ее страсть, стимулирует развитие вязкости. В нагонке первоосенников важны не столь частые сколь продолжительные работы. Однако грань естественного стремления собаки к движению переступать не следует. Потеряв зверя окончательно, лучше отвести гончую домой чем пускаться на поиски нового.

Мнение о зависисмости добычливости гончей от ее способности выбирать участки угодий, где встреча со зверем наиболее вероятноа, сильно преувеличена. Здесь большое значение имеет чутье и тщательность полаза гончей. Одни из них, в особенности паратые и азартные, но не очень чутьистые, рыская по следу, не замечают рассеянных, слабоуловимых запахов зверя. Другие, наоборот, цепляются за каждую крупицу запаха, оставленного зверем, и после тщательного обыскивания добираются до него.

На черной тропе заячий след «остывает» через 10-15 минут и только в очень благоприятных условиях чутьистая гончая способна взять его через 30-35 минут. Запах лисицы очень силен, но по видимому, рассеивается относительно скорее чем запах зайца. В течении нескольких часов сохраняется запах зайца на жировках. Это объясняется, очевидно, продолжительным пребыванием зверька на одном месте, где остается помет, моча и поеди. Причуиваются гончей именно они, а не сами следы зайца, давно успевшие остыть. Поэтому мы не замечаем, чтобы жировки мешали гону гончей.

При низкой температуре воздуха, как и пр исухости тропы, запах следа менее устойчив. Мороз ниже 20 градусов настолько снижает пахучесть заячьего следа, что гончая не может показать сколько-нибудь мастероватой работы. При рыхлом сухом снеге, засыпающим след, мастерство гончей сказывается еще больше. Однако лисицу, оставляющую более сильный запах, гончая в тех же условиях может держать хорошо. Снег сохраняет запах зверя не хуже влажного чернотропа. Из-за низкой температуры снега он не силен, но сохраняется довольно долго, давая гончей возмодность и в холод гнать зверя, пусть даже с частыми и продолжительными сколами. Зимой из-за недостаточной пахучести следа на помощь чутью гончей часто приходит зрение. Отпечатки лап на снегу привлекают ее внимание, помогают добраться до лежки зверя. Проверив одиночный свежий след гончая уверенно идет по нему на глаз, почти непользуясь чутьем пока не натыкатеся на встречные следы. Кружево следов осложняет работу: Гончая вынуждена постоянно отвлекаться для проверки их свежести чутьем. После первого круга заяц начинает мастерить, пользуется тропами и ранее оставленными следами. Поэтому от гончей, работающей по белой тропе, требуется умение правильно сочитать чутье со зрением, а это достигается только на опыте.

Продолжительность димней охоты зависит от погоды и состояния снежного покрова. На охоту не следует выходить при морозе более 20 градусов, рыхлом, засыпающим следы сухом снеге, при насте или ледяной корке на снегу, и, наконец, в глубокоснежье, когда выжловки обдирают и обмораживают соски, а выжлецы уже не могут гнать на махах. И всё же, несмотря на это, ульяновские гончатники из года в год используют весь зимний сезон охоты с гончими почти полностью.

Подготовка гончих к охоте совершенно необходима, нагонку следует начинать только после предварительной тренирвоки, когда собака спустила излишек жира, а лапы ее окрепли, работа по зверю физически неподготовленных гончих, кроме вреда ничего путного не принесет. Не способные к продолжительной работе, быстро выдыхающиеся гончие, бросают след, оставляя невыправленными сколы. Частое повторение таких выходов приучает гончих мириться с незаконченностью работ, снижает их вязкость и мастерство.

Злоба к красному зверю глубоко врожденное свойство чистопородной гончей, всегда предпочитающей гнать лисицу, а не зайца. В известной мере, пристрастие гончей к лисице можно развить в процессе нагонки, начав с этого зверя, после нескольких повторных опытов, молодая гончая очень легко, скорее чем по зайцу, приобретает мастерство и часто становится страстным красногоном, переучивать которого в зайчатника будет невозможно.

Молодые гончие оплясывают и невсегда берут лисиц подранков, наровящих поймать приближающуюся собаку за морду и держать ее, робкая гончая попав в такую переделку надолго отказывается от работы по лисице. Подраненную лисицу охотнику следует сбить с ног, дав ей в зубы палку, наступить ногой на грудную клетку и поместить гончую к горлу зверя.

Источник

Нагонка гончей

Нагонку гончих начинают с 10–месячного возраста: более ранняя нагонка неблагоприятно влияет на телосложение и на голос собаки.

Когда наганивать гончую собаку

Наганивать собаку удобнее всего осенью — в сентябре и октябре в типичных охотничьих угодьях или весной — в апреле и мае, в специально отведенных для этого местах. Летом из-за жары и сухости воздуха наганивать гончую можно только в ранние утренние часы.

Не рекомендуется начинать нагонку зимой, по белой тропе, из-за того, что собака привыкает искать след на глаз (визуально) и не пользуется для этого чутьем. Нагонка по пороше допустима только после приобретения гончей опыта работы по чернотропу.

Тренировать гончую надо в разную погоду: солнечную, пасмурную, дождливую, — чтобы она умела искать зайцев в любых условиях.

Где и как наганивать гончую

Сначала гончую знакомят с разнообразными угодьями (лесом, полем, болотом, вырубкой и т. п.), выезжая или выходя для этого в разные места.

Наганивают гончую следующим образом. Придя в лес, где можно легко найти оба вида зайцев (беляка и русака), спускают собаку со сворки. Гончая, с которой предварительно много гуляли в лесу, сейчас же отходит от охотника и начинает прихватывать разнообразные запахи, исходящие от растений, птиц и зверей.

Охотник идет по местности, сообразуясь с быстротой хода собаки, и время от времени порскает, то есть ободряюще покрикивает ей: «Давай! Давай!» — тем самым указывает собаке свое местонахождение и направление хода. Иначе, не слыша хозяина, собака будет все время подходить к нему и искать накоротке.

Если собака уходит слишком далеко, порскать нужно реже, тогда она вынуждена будет проверять, где находится хозяин, и сокращать глубину полаза (ширину поиска).

Охотничьи собаки, мало бывавшие в лесу, на первых порах боятся отходить далеко от хозяина, а робкие даже жмутся к его ногам. Собак ни в коем случае нельзя отгонять от себя криком, тем более побоями. От этого они еще более робеют и, отойдя немного в сторону, все внимание уделяют хозяину, не думая о поиске.

Лучше сделать так: углубиться в лес и почаще порскать, ободряя собаку. Постепенно она освоится с лесом, осмелеет и будет отходить все дальше и дальше. Молодую собаку приучают не просто бегать по лесу, а искать зверя, и охотник должен помогать ей обследовать наиболее трудные места.

При изменении направления движения в лесу, необходимо предупреждать об этом собаку криком. Иначе собака в панике может помчаться куда попало и потеряться.

Через некоторое время гончая, может быть случайно, наткнется на зверя, бросится к нему и погонит с голосом по-зрячему, то есть будет с лаем преследовать бегущего у нее на виду зайца или лисицу.

Потеря следа — скол, что делать?

Когда заяц скроется, собака продолжит преследовать его по следу, пользуясь чутьем. Обычно молодая гончая быстро теряет след после первой же скидки зайца и замолкает (перемолчка).

Тут охотник должен спешить ей на помощь к месту скола (потери следа) и постараться найти, спугнуть зайца, при этом заставляя гончую искать вокруг. Жестами, голосом, всем своим видом он дает понять собаке, что нужно продолжать поиск следа. В случае необходимости охотник делает с нею круг, еще один, побольше, чтобы обнаружить след.

С места скола охотник и собака не должны уходить, пока не потеряют надежду обнаружить след, и собака постепенно становится настойчивее в розыске запавшего зверя.

Настойчивые попытки найти след развивают у гончей вязкость и мастерство. Если же хозяин сразу уходит с места скола, собака прекращает поиск следа и бросается догонять его. В результате гончая тоже приучается к этому.

Бывает, что нагонщик сам выпугнет зайца. В этом случае гончую немедленно подзывают криками: «Вот, вот, вот!» — или другими и наманивают на след.

Гончая и зверь

В охотничий сезон хорошо дать наганиваемой гончей заловить подраненного на гону зайца. Потом собаку успокаивают и отбирают (принимают) от нее зайца, не давая рвать и трепать зверя. Для поощрения собаки у зайца отрезают пазанки (часть задних ног, ниже скакательного сустава) и дают ей.

Некоторые молодые гончие, увидев выскочившего на их глазах зайца, никак не реагируют на него; другие начинают его гнать молча. Не нужно из-за этого падать духом. Если гончие от породистых производителей с хорошими полевыми качествами, то все равно, пусть позже, но у равнодушных собак проявится охотничья страсть, а у молчунов — голос. Бывают гончие, у которых охотничий инстинкт просыпается только на вторую осень.

Совместная нагонка

Нагонка облегчается, если молодую собаку пускать с опытной гончей, лучше всего с матерью, к которой она привыкла. Старая собака будет самостоятельно находить зверя, гнать его с голосом, выправлять сколы. Молодая собака сначала будет просто бегать за ней, но потом поймет, в чем дело — у ней пробудится охотничья страсть, и обе погонят зверя вместе.

Однако следует учесть, что молодые собаки перенимают от взрослых не только положительные качества, но и некоторые недостатки. К тому же при совместной нагонке у молодых собак плохо развивается самостоятельность. Поэтому совместную нагонку гончих проводят 3–4 раза, а затем молодую собаку продолжают наганивать отдельно.

Использование рога во время гона

Во время нагонки и охоты нельзя злоупотреблять рогом. Трубить можно только в тех случаях, когда охотник меняет направление хода, когда гонный зверь убит, а гончая выправляет скол, и когда нужно подозвать собаку по окончании охоты.

Читайте также:  Почему собака не может заснуть

Недопустимо на охоте заменять порсканье звуком трубы, так как после этого собака перестает реагировать на него как на сигнал подхода. Нельзя бить собаку, если она с задержкой подошла на звук рога.

Потеря гончей во время нагонки

И еще два совета. Во-первых, не надо оставлять гончую в лесу одну, надеясь, что вернется домой сама, — это приучает собаку к бродяжничеству, и, во-вторых, не следует на охоте с гончей стрелять тетеревов, белок и других случайно попавшихся животных. В противном случае у собаки к этой дичи пробуждается интерес, и в последующем она будет отвлекаться от основной работы.

Потерявшуюся в лесу гончую следует ожидать в том месте, где ее видели в последний раз, даже если при этом придется переночевать у костерка.

Источник

Секреты нагонки гончих

Только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте

Наганивать гончих надо с апреля до конца мая, где есть заказники, где таких мест нет, то с Ильина дня (20 июля) по зорям и. до конца августа. В это время деревья одеты, трава густа, гончие не будут гонять только по зрячему, но пойдут в добор, узнают след и будут его держать.

С давних времен существует спорный вопрос, как лучше наганивать молодую гончую – в одиночку или со взрослой собакой. Постоянная нагонка неопытной гончей со старой осенистой гончей портит молодую собаку. Почему? Во-первых, молодая гончая привыкает работать в паре, надеясь на более опытную собаку. Во-вторых, опытные гонцы, обладая широким полазом и зная местность, уводят так далеко попавшую в лес молодую гончую, что можно ее потерять. В-третьих, взрослая гончая, кроме положительных, всегда имеет и порочные качества, чаще всего слабоголосость. Молодая гончая эти качества перенимает. Если вы знаете, что старая гончая имеет недостатки, то лучше вместе собак не пускать.

У опытных гончатников есть правило: возьмешь один раз молодую собаку на охоту со старой – потом десять раз сходишь в лес, чтобы настроить ее на самостоятельную работу в одиночку. Если молодая гончая происходит от рабочих собак, она сама должна приняться гонять, и правильной нагонкой в одиночку из нее можно выработать дельную собаку.

Наганивая своих выжлецов с Волгой, я их не только не испортил, а наоборот, они получили первые уроки от мамки и закрепили их. И если набрасывал поодиночке, то они работали осознанно и самостоятельно, ни на кого не надеясь, лишь переняв манеру полаза и гона от Волги.

Преимущество этого метода в том, что, наганивая даже непосредственную молодую гончую с осенистой мастеровой хорошей гончей, мы ускорим процесс приобретения мастерства, навыков выправлять скол, правильного заемистого полаза, розыска и побудки зверя и, что важно, вязкости, паратости и нестомчивости гораздо быстрей, так как она будет учиться на примерах.

Надо правильно чередовать – раз вдвоем, два раза одна, и наоборот, но обязательно давать поработать одной, чтобы закрепить полученные уроки. А с гончей, имеющей недостатки, вообще не надо наганивать: зачем учить своего любимца плохому?

Самым главным в нагонке является выработка мастерства: не уводить собаку со скола и не искать другого зайца; не оставлять гончую в лесу одну; не заниматься посторонними делами, как-то: сбор грибов, ягод, наманивание рябчиков.

Если гончая до подъема зверя долго копается на ночных жировых следах и отдает голос в добор, нужно взять собаку и увести ее, так как зверь ложится на дневку поодаль от жировочных мест.

Добор по зайцу часто передается по наследству, и никакими усилиями исправить его нельзя. Добор по зайцу, безусловно, порок, добор же по лисице, который, как правило, завершается помычкой и гоном, допустим, так как помогает охотнику следить за собакой. Есть гончие, которые голосят попусту. Это порок, который ничем не исправить.

При нагонке надо умело пользоваться рогом и накликом. Наклик гончих нужен тогда, когда охотник перевидит зверя и нужно насадить (наставить) собаку на след, а не тогда, когда гончую надо взять на сворку. Учить этому надо с детства, еще щенком.

Прогуливаясь со щенком, вы кидаете в траву лакомство, чтобы он его не видел, а затем начинаете накликать: «Азарт, ко мне! Тут, вот тут, тут, тут, ищи! Ищи! Вот, вот, тут, тут!» – и заставляете щенка искать вкусную приманку. Проводите такие занятия на каждой прогулке, к нагонке щенок хорошо это усвоит, будет подбегать к вам, рассчитывая на вкусное лакомство.

О ПОЛЬЗЕ РОГА

Трубят в рог, когда необходимо снять собаку. Гончая еще в щенячьем возрасте должна знать звук своего рога. Приучать к нему надо с двух-трех месяцев. Перед каждым кормлением надо трубить в свой позыв. Когда гончая хорошо валит на рог, охотник обязан дать лакомство. Однако это правило многие не выполняют, а иногда, когда собака не подходит, ее даже наказывают, чего категорически нельзя делать. Еще хуже, когда в рог трубят без конца. В этом случае гончие вообще перестают на него валить и реагировать.

В старину охотничий рог делали из рогов крупных быков. Охотничий рог издавна применялся на охоте с гончими. Молодой охотник должен знать, как с помощью рога вызвать гончих или подать тот или иной сигнал. В прошлом веке, когда процветала охота с борзыми и гончими, в рог подавали множество сигналов – по волку, лисице, на драку.

Наиболее удобен рог полумесяцем. Носят его на привязи через левое плечо так, чтобы он весь лежал на спине охотника, а мундштук касался груди. Удобны также немецкие рога в виде витка, которые называются волторкой. Они обладают хорошей звучностью и позволяют брать несколько тонов. Наши русские рога двухтоновые – октавой от нижнего до верхнего «до». Умение трубить в рог требует практики. Нужно плотно прижимать к губам мундштук рога и издавать низкие и протяжные звуки. Низкие звуки «до» обозначаются как «ту», а верхние – как «то».

При вызове гончих подается низкого тона продолжительный звук, переходящий в более короткий и высокий. Сначала играют протяжно «ту-то», а после короче, отчетливее и выше «ту-ту, ту-ту». Сигнал «на помощь» подают быстро, тревожно, не затягивая последнего звука, короткий низкий тон при этом резко переходит в более короткий высокий. После нескольких секунд повторяют короткие низкие звуки с переходом на три коротких звука высокого тона. Сбор играют протяжно: «ту-то», «ту-то».

Очень хороший рог получается из пионерского горна, если болгаркой отпилить закрученную часть горна и немного загнуть тонкую часть, чтобы труба приняла изогнутую форму. Остается только вставить мундштук – и охотничий рог готов. Он очень легкий, удобный для переноса, а самое главное, звучный, громкий и доносчивый. Утром по росе его слышно за пять-шесть километров. Равных ему я пока еще не встречал и считаю, что если за все годы охоты не потеряна ни одна собака, то это в основном его заслуга.

ПРАВИЛА НАГОНКИ

Наганивая и охотясь, держите собаку в рабочем теле, следите, чтобы гончая была не слишком жирна или слишком худа. Ни в коем случае нельзя брать в нагонку гончих после болезни (особенно после чумы). Нужен перерыв не менее двух месяцев.

Сделать гончую вязкой, вежливой, добычливой, мастеровой, нестомчивой, позывистой – задача, требующая навыка, терпения, а главное, любви к собаке, лесу, гону. Неумелой нагонкой легко испортить самую лучшую из гончих. Молодому гончатнику, кроме перечисленных правил нагонки, требуется соблюдать следующие:

1. Не бить собаку – только ровным и ласковым отношением можно завоевать доверие своей гончей.

2. Не наганивать ночью – эта нагонка портит собак, так как гончая привыкает менять след гонного зверя.

3. При напуске не забывать подавать команду «стоять» и давать лакомство, когда гончая выполняет команды хозяина.

4. Не ходить в нагонку большой компанией.

5. Приучить гончую гонять в любую погоду, в любых условиях.

6. Не наганивать молодую гончую по пороше, так как собака привыкнет гнать только на глазок (если вы со своей гончей за осенний период по чернотропу имели двадцать пять и более выходов и добыли одного-двух зайцев, то можно продолжать нагонку, а затем охоту по пороше и снегу зимой).

Сколько же времени требуется для проявления и закрепления всех наследственных качеств молодой гончей? На этот вопрос почти сто лет назад дал ответ П. М. Губин, автор «Полного руководства по псовой охоте»: «Нагонки гончих собак должны производиться два раза в год, а именно: в мае и августе… полагая приблизительно по двадцать четыре утренних зори для нагонки в каждом сказанном месяце». Этот совет дан для стай, поэтому он ограничен только утренними зорями, но в принципе этого достаточно и для одиноких гончих – около пятидесяти выходов до охоты при условии их равномерного распределения на весь период весенне-летней нагонки.

В старину, когда у барина была псарня и специальные люди (выжлятники, доезжачие, псари) занимались собаками, пятьдесят выходов с гончими в весенне-летний период был возможен. Но в современных условиях мало у кого есть такие возможности, да и в районах нет нагонных участков. Егеря делают все, чтобы не выделять таких участков, они не любят нашего брата гончатника, так как гончими мы разгоняем крупного зверя – основной их доход. Но причина не только в этом. Где взять столько времени и средств, если до угодий гончатникам приходится ездить в среднем от пятидесяти до ста километров? Поэтому в основном с открытия сезона охоты начинается нагонка и охота.

Почему автор поделил этот период пополам? Потому, что необходимо по чернотропу нагонять первую часть, чтобы молодая гончая поняла, что от нее требуют, и прошла бы первые азы работы по зайцу.

С наступлением зимнего периода надо продолжать нагонку по мере выпадения снега, то есть по пестрой тропе, по пороше, по снегу. Бояться, что ваша гончая привыкнет работать на глазок, не надо. Но весной, когда начнет таять снег и до его полного схода, надо обязательно поработать с гончей, как бы перевести ее с белой на пеструю тропу, а затем на чернотроп. Уверяю вас, при такой нагонке ваша гончая будет одинаково работать как по чернотропу, так и по белой тропе.

Встречаются гончие, которые гоняют только по чернотропу или только по белой тропе. Это результат неправильной нагонки, и ничего другого. Именно вышеуказанным методом автор наганивал Волгу и ее сыновей, в результате все гончие одинаково хорошо работали как по чернотропу, так и по белой тропе, независимо от погоды. Порой просто диву даешься: в тяжелейших природных климатических условиях, в непроходимых для человека лесных угодьях гончая гоняет ярко и азартно, – и ты забываешь обо всем, спешишь перехватить зверя.

Расскажу, как я наганивал Волгу. С пятимесячного возраста начал делать проводки по лесным угодьям. Зайца в них практически не было, но меня это не интересовало. Главная задача проводок – приучить гончую к лесу и проявить первые задатки к полазу. К шести месяцам Волга уже смело уходила в полаз, и довольно далеко, но помычек не было. В день, когда ей исполнилось шесть месяцев, решил сделать подарок – поехать в лес, где был заяц. В тот год в конце октября снег уже выпал и успел растаять, погода была прекрасная, безветренная, в лесу влажно и тихо. Остров леса, куда мы приехали, был окружен со всех сторон полем длиной около километра и шириной метров пятьсот. В свое время там располагалась воинская часть, где я когда-то проходил срочную службу. Место это я знал хорошо. Что там есть зайцы, не сомневался. Взяв Волгу на поводок, вошел в остров. После команды «стоять» напустил ее и стал азартно порскать: «Ищи, Волга! Заяц, заяц, добудь его, добудь!». Волга, пробежав метров пятьдесят, вдруг резко остановилась, нагнула голову и взвизгнула. Размахивая гоном из стороны в сторону, как палкой, возбужденно работая чутьем, она стала продвигаться вперед. Поняв, что натекли на жировку, я стал еще азартней порскать: «Давай, милая, давай! Ищи его, ищи! Заяц, заяц, добудь его, добудь!» Возбужденная Волга, попискивая, медленно продвигалась вперед, затем стала ходить кругами все шире и шире, и тут я увидел, как слева от нас из-под лежавшей сухой ели вылез уже вылинявший белый заяц. Побежав к зайцу, я стал наманивать Волгу. Она бросилась ко мне, а заяц уже был таков. Мы вместе подбежали к лежке. Хватанув свежего заячьего запаха, Волга залилась тоненьким, доносчивым голоском и стала быстро удаляться по уходящему следу зайца. От радости я был на седьмом небе. Я впервые услышал ее голос и убедился, что она пошла по следу зайца. Но вскоре гон резко прервался. Было понятно, что на первой же сметке Волга скололась.

Стоя у лежки и продолжая надеяться, что Волга выправит, я все время прокручивал в голове все сначала. Натекла на жировку и стала без голоса, только попискивая, распутывать ее – значит, без добора, отлично! На лежку наставил сам. Но надо было подождать – я тут явно поторопился. А с другой стороны, теперь у Волги повысится ко мне доверие. Тоже неплохо. Скололась и смолкла – отлично, так и должно быть.

Училась Волга, учился я – методом проб и ошибок мы вместе познавали азы этой непростой, но очень интересной науки. Выправить скол Волге так и не удалось, минут через тридцать она вернулась, еще раз проверила лежку, но зайца там не было. Несмотря на неудачу, мы с Волгой были очень довольны.

Первого зайца мы добыли ровно месяц спустя, уже по пестрой тропе. За первую зиму еще пять. По окончании зимы наганивал до середины мая, но зайцев не стрелял. На следующую осень Волга была уже отличной гончатницей, и редко какому зайцу удавалось обхитрить ее. Без помычки и гона с охоты больше не возвращался. Теперь все зависело не от собаки, а от меня: смог ли я смастерить и добыть зверя.

Помните: только правильной нагонкой можно воспитать отличного гонца, который доставит вам огромное удовольствие на охоте.

Источник