Меню

Вспоминая все обиды нанесенные ей собака не доверяла людям которые

Вспоминая все обиды нанесенные ей собака не доверяла людям которые

В каком варианте ответа содержится информация, необходимая для обоснования ответа на вопрос: «Почему после общения с дачниками собака изменилась до неузнаваемости?»?

1) Вспоминая все обиды, нанесённые ей, собака не доверяла людям, которые хотели её приласкать, поджав хвост, убегала, а иногда со злобой набрасывалась на них, пытаясь укусить.

2) И это новое имя «Кусака» так и осталось за ней.

3) У неё было имя, на которое она стремглав неслась из зелёной глубины сада; она принадлежала людям и могла им служить.

4) Длинная шерсть, прежде висевшая рыжими, сухими космами и на брюхе вечно покрытая засохшею грязью, очистилась, почернела и стала лосниться, как атлас.

(1)Вспоминая все обиды, нанесённые ей, собака не доверяла людям, которые хотели её приласкать, поджав хвост, убегала, а иногда со злобой набрасывалась на них, пытаясь укусить.

(2)Приехавшие дачники были очень добрыми людьми, а то, что они были далеко от города, дышали хорошим воздухом, видели вокруг себя всё зелёным, голубым и беззлобным, делало их ещё добрее. (3)Теплом входило в них солнце и выходило смехом и расположением ко всему живущему. (4)Сперва они хотели прогнать собаку, потому что она рычала при их приближении и пыталась укусить, но потом привыкли и иногда по утрам вспоминали:

— (5)А где же наша Кусака? (6)И это новое имя «Кусака» так и осталось за ней.

(7)С каждым днем Кусака на один шаг уменьшала пространство, отделявшее её от людей, присматривалась к их лицам и усваивала их привычки. (8)Лёля окончательно ввела её в счастливый круг отдыхающих и веселящихся людей.

(9)Девочка звала собаку к себе:

— (10)Кусачка, пойди ко мне! (11)Ну, хорошая, ну, милая, пойди! (12)Сахару хочешь?(13) Ну, пойди же!

(14)Но Кусака не шла: боялась. (15)И осторожно, говоря так ласково, как это можно было, Лёля подвигалась к собаке и сама боялась: вдруг укусит.

— (16)Я тебя люблю, Кусачка, я тебя очень люблю. (17)У тебя такой хорошенький носик и такие выразительные глазки. (18)Ты не веришь мне, Кусачка?

(19)И Кусачка поверила: второй раз в своей жизни перевернулась на спину и закрыла глаза, не зная, ударят её или приласкают. (20)Но её приласкали. (21)Маленькая тёплая рука прикоснулась нерешительно к шершавой голове и, словно это было знаком неотразимой власти, свободно и смело забегала по всему шерстистому телу, тормоша, лаская и щекоча.

— (22)Мама, дети! (23)Глядите: я ласкаю Кусаку!

(24)Когда прибежали дети, шумные, звонкоголосые, быстрые и светлые, как капельки разбежавшейся ртути, Кусака замерла от страха и беспомощного ожидания: она знала, что, если теперь кто-нибудь ударит её, она уже не в силах будет впиться в тело обидчика своими острыми зубами: у неё отняли её непримиримую злобу. (25)И когда все наперерыв стали ласкать её, она долго ещё вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки, и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.

(26)Но теперь не проходило часа, чтобы кто-нибудь из подростков или детей не кричал:

— (27)Кусачка, милая Кусачка, поиграй! (28)И Кусачка вертелась, кувыркалась и падала при несмолкаемом весёлом хохоте. (29)Её хвалили и жалели только об одном, что при посторонних людях, приходивших в гости, она не хочет показать своих штук и убегает в сад или прячется под деревянной террасой.

(30)Всею своею собачьей душою расцвела Кусака, и это изменило её до неузнаваемости. (31)У неё было имя, на которое она стремглав неслась из зелёной глубины сада; она принадлежала людям и могла им служить. (32)Разве недостаточно этого для счастья собаки? (33)Длинная шерсть, прежде висевшая рыжими, сухими космами и на брюхе вечно покрытая засохшею грязью, очистилась, почернела и стала лосниться, как атлас.

(34)Но страх, наверное, не совсем ещё выпарился огнём ласк из её сердца, и всякий раз при виде людей, при их приближении, она терялась и ждала побоев. (35)И долго ещё всякая ласка казалась ей неожиданностью, чудом, которого она не могла понять и на которое она не могла ответить, потому что не умела ласкаться. (36)Единственное, что могла Кусака, это упасть на спину, закрыть глаза и слегка завизжать. (37)Но этого было мало, это не могло выразить её восторга, благодарности и любви.

Читайте также:  Жалоба от жителей по отлову собак

* Андреев Леонид Николаевич (1871—1919) — русский писатель, представитель Серебряного века русской литературы.

Источник



Сочинение на тему: Вспоминая все обиды, нанесенные ей, собака не доверяла людям… (вариант 23)

15.1 Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл высказывания Евгении Васильевны Джанджаковой: «Художественный текст заставляет обратить внимание не только и не столько на то, что сказано, но и на то, как сказано».

Действительно, художественный текст не только сообщает объективную информацию, но и обращается к чувствам человека, к его душе.

Например, читая текст Л.Андреева, мы вполне представляем себе переживания собаки и окружающих ее людей. Скажем, в предложении 24 автор изображает детей, используя эпитеты (шумные, звонкоголосые и т.п.) и сравнение («как капельки ртути»), и настроение собаки: «у нее отняли ее непримиримую злобу».

Л.Андреев дает нам понять душевное состояние Кусаки, рассказывая о том, как она «вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки и ей больно было от непривычной ласки, как от удара». Используя определение «непривычной» и сравнение, кажущееся, на первый взгляд, странным, автор заставляет нас снова задуматься о том, что в несчастье собаки виноваты равнодушные и жестокие люди, которым безразлична была Кусака и которые ее обижали.

Все это мы можем понять благодаря тому, что художественный текст создает образ, находящий дорогу к нашему сердцу.

15.2 Напишите сочинение-рассуждение. Объясните, как вы понимаете смысл финала текста: «Единственное, что могла Кусака, это упасть на спину, закрыть глаза и слегка завизжать. Но этого было мало, это не могло выразить её восторга, благодарности и любви».

Эти слова показывают переживания собаки, которая хотела, но не умела показать свои чувства к приласкавшим ее людям.

Кусака была несчастной собакой. Ее окружали люди, которым она была в лучшем случае безразлична, а в худшем – ненавистна. Но все изменилось в тот момент, когда появились добрые дачники с девочкой Лёлей, сумевшей сломить недоверчивость собаки (предложения 19-21). Теперь Кусака чувствовала себя нужной и любимой. Но она не умела ласкаться и играть и огорчалась из-за своей неспособности выразить благодарность добрым людям (предложения 34 и 35). Собака и рада бы была проявить весь переполнявший ее восторг, но не знала как.

Автор изображает Кусаку любящим и благодарным существом; бедняга кусалась вовсе не со зла, а просто защищаясь от жестокого и несправедливого мира. А когда ей вдруг выпало немного счастья и любви, не могла по-настоящему осознать его, все еще ожидая удара – какого-нибудь обмана или подвоха. Но она все равно пыталась, как могла, выразить свою радость и любовь к приютившим ее людям.

15.3 Какого человека можно считать сильным?

Я думаю, что сильным человека можно назвать лишь тогда, когда у него есть не только физическая сила, но и сила духа и характера. Такой человек не станет никого обижать, наоборот, он постарается помочь любому, кто окажется возле него и будет нуждаться в помощи.

Например, в отрывке из рассказа Л.Андреева изображены люди, которые приютили и обласкали бездомную собаку, давно разуверившуюся в человеческой доброте и справедливости. Кусака была злой не по характеру – она защищалась таким образом от безжалостного мира. Семья дачников приняла собаку в свой круг, заботилась о ней, приучила ее к ласке и доброму отношению. Это характеризует дачников как людей добрых и сильных, они не побоялись трудностей и не разозлились на собаку, которая сначала их не признала.

Мне кажется, по-настоящему сильные люди всегда добры. Примером этого может служить мой прадедушка, который был очень сильным и бесстрашным человеком, участником Великой Отечественной войны, и в то же время отличался мягким и отзывчивым характером. У него дома всегда жили собаки или кошки, которых он подбирал на улице и очень любил.

Окружить заботой всеми отверженное существо – это трудно, требует много доброты и твердости. Только истинно сильный человек на это способен.

Источник

Вспоминая все обиды нанесенные ей собака не доверяла людям которые

Укажите предложение, в котором средством выразительности речи является метафора.

Читайте также:  Как взять мерки у собак

1) И осторожно, говоря так ласково, как это можно было, Лёля подвигалась к собаке и сама боялась: вдруг укусит.

2) Всею своею собачьей душою расцвела Кусака, и это изменило её до неузнаваемости.

3) И Кусачка вертелась, кувыркалась и падала при несмолкаемом весёлом хохоте.

4) Девочка звала собаку к себе: — Кусачка, пойди ко мне! Ну, хорошая, ну, милая, пойди!

(1)Вспоминая все обиды, нанесённые ей, собака не доверяла людям, которые хотели её приласкать, поджав хвост, убегала, а иногда со злобой набрасывалась на них, пытаясь укусить.

(2)Приехавшие дачники были очень добрыми людьми, а то, что они были далеко от города, дышали хорошим воздухом, видели вокруг себя всё зелёным, голубым и беззлобным, делало их ещё добрее. (3)Теплом входило в них солнце и выходило смехом и расположением ко всему живущему. (4)Сперва они хотели прогнать собаку, потому что она рычала при их приближении и пыталась укусить, но потом привыкли и иногда по утрам вспоминали:

— (5)А где же наша Кусака? (6)И это новое имя «Кусака» так и осталось за ней.

(7)С каждым днем Кусака на один шаг уменьшала пространство, отделявшее её от людей, присматривалась к их лицам и усваивала их привычки. (8)Лёля окончательно ввела её в счастливый круг отдыхающих и веселящихся людей.

(9)Девочка звала собаку к себе:

— (10)Кусачка, пойди ко мне! (11)Ну, хорошая, ну, милая, пойди! (12)Сахару хочешь?(13) Ну, пойди же!

(14)Но Кусака не шла: боялась. (15)И осторожно, говоря так ласково, как это можно было, Лёля подвигалась к собаке и сама боялась: вдруг укусит.

— (16)Я тебя люблю, Кусачка, я тебя очень люблю. (17)У тебя такой хорошенький носик и такие выразительные глазки. (18)Ты не веришь мне, Кусачка?

(19)И Кусачка поверила: второй раз в своей жизни перевернулась на спину и закрыла глаза, не зная, ударят её или приласкают. (20)Но её приласкали. (21)Маленькая тёплая рука прикоснулась нерешительно к шершавой голове и, словно это было знаком неотразимой власти, свободно и смело забегала по всему шерстистому телу, тормоша, лаская и щекоча.

— (22)Мама, дети! (23)Глядите: я ласкаю Кусаку!

(24)Когда прибежали дети, шумные, звонкоголосые, быстрые и светлые, как капельки разбежавшейся ртути, Кусака замерла от страха и беспомощного ожидания: она знала, что, если теперь кто-нибудь ударит её, она уже не в силах будет впиться в тело обидчика своими острыми зубами: у неё отняли её непримиримую злобу. (25)И когда все наперерыв стали ласкать её, она долго ещё вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки, и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.

(26)Но теперь не проходило часа, чтобы кто-нибудь из подростков или детей не кричал:

— (27)Кусачка, милая Кусачка, поиграй! (28)И Кусачка вертелась, кувыркалась и падала при несмолкаемом весёлом хохоте. (29)Её хвалили и жалели только об одном, что при посторонних людях, приходивших в гости, она не хочет показать своих штук и убегает в сад или прячется под деревянной террасой.

(30)Всею своею собачьей душою расцвела Кусака, и это изменило её до неузнаваемости. (31)У неё было имя, на которое она стремглав неслась из зелёной глубины сада; она принадлежала людям и могла им служить. (32)Разве недостаточно этого для счастья собаки? (33)Длинная шерсть, прежде висевшая рыжими, сухими космами и на брюхе вечно покрытая засохшею грязью, очистилась, почернела и стала лосниться, как атлас.

(34)Но страх, наверное, не совсем ещё выпарился огнём ласк из её сердца, и всякий раз при виде людей, при их приближении, она терялась и ждала побоев. (35)И долго ещё всякая ласка казалась ей неожиданностью, чудом, которого она не могла понять и на которое она не могла ответить, потому что не умела ласкаться. (36)Единственное, что могла Кусака, это упасть на спину, закрыть глаза и слегка завизжать. (37)Но этого было мало, это не могло выразить её восторга, благодарности и любви.

* Андреев Леонид Николаевич (1871—1919) — русский писатель, представитель Серебряного века русской литературы.

Читайте также:  Какие собаки не воняют псиной породы

Источник

Вспоминая все обиды нанесенные ей собака не доверяла людям которые

В приведённом ниже предложении из прочитанного текста пронумерованы все запятые. Выпишите цифры, обозначающие запятые между частями сложного предложения, связанными подчинительной связью.

Приехавшие дачники были очень добрыми людьми,(1) а то,(2) что они были далеко от города,(3) дышали хорошим воздухом,(4) видели вокруг себя всё зелёным,(5) голубым и беззлобным,(6) делало их ещё добрее.

(1)Вспоминая все обиды, нанесённые ей, собака не доверяла людям, которые хотели её приласкать, поджав хвост, убегала, а иногда со злобой набрасывалась на них, пытаясь укусить.

(2)Приехавшие дачники были очень добрыми людьми, а то, что они были далеко от города, дышали хорошим воздухом, видели вокруг себя всё зелёным, голубым и беззлобным, делало их ещё добрее. (3)Теплом входило в них солнце и выходило смехом и расположением ко всему живущему. (4)Сперва они хотели прогнать собаку, потому что она рычала при их приближении и пыталась укусить, но потом привыкли и иногда по утрам вспоминали:

— (5)А где же наша Кусака? (6)И это новое имя «Кусака» так и осталось за ней.

(7)С каждым днем Кусака на один шаг уменьшала пространство, отделявшее её от людей, присматривалась к их лицам и усваивала их привычки. (8)Лёля окончательно ввела её в счастливый круг отдыхающих и веселящихся людей.

(9)Девочка звала собаку к себе:

— (10)Кусачка, пойди ко мне! (11)Ну, хорошая, ну, милая, пойди! (12)Сахару хочешь?(13) Ну, пойди же!

(14)Но Кусака не шла: боялась. (15)И осторожно, говоря так ласково, как это можно было, Лёля подвигалась к собаке и сама боялась: вдруг укусит.

— (16)Я тебя люблю, Кусачка, я тебя очень люблю. (17)У тебя такой хорошенький носик и такие выразительные глазки. (18)Ты не веришь мне, Кусачка?

(19)И Кусачка поверила: второй раз в своей жизни перевернулась на спину и закрыла глаза, не зная, ударят её или приласкают. (20)Но её приласкали. (21)Маленькая тёплая рука прикоснулась нерешительно к шершавой голове и, словно это было знаком неотразимой власти, свободно и смело забегала по всему шерстистому телу, тормоша, лаская и щекоча.

— (22)Мама, дети! (23)Глядите: я ласкаю Кусаку!

(24)Когда прибежали дети, шумные, звонкоголосые, быстрые и светлые, как капельки разбежавшейся ртути, Кусака замерла от страха и беспомощного ожидания: она знала, что, если теперь кто-нибудь ударит её, она уже не в силах будет впиться в тело обидчика своими острыми зубами: у неё отняли её непримиримую злобу. (25)И когда все наперерыв стали ласкать её, она долго ещё вздрагивала при каждом прикосновении ласкающей руки, и ей больно было от непривычной ласки, словно от удара.

(26)Но теперь не проходило часа, чтобы кто-нибудь из подростков или детей не кричал:

— (27)Кусачка, милая Кусачка, поиграй! (28)И Кусачка вертелась, кувыркалась и падала при несмолкаемом весёлом хохоте. (29)Её хвалили и жалели только об одном, что при посторонних людях, приходивших в гости, она не хочет показать своих штук и убегает в сад или прячется под деревянной террасой.

(30)Всею своею собачьей душою расцвела Кусака, и это изменило её до неузнаваемости. (31)У неё было имя, на которое она стремглав неслась из зелёной глубины сада; она принадлежала людям и могла им служить. (32)Разве недостаточно этого для счастья собаки? (33)Длинная шерсть, прежде висевшая рыжими, сухими космами и на брюхе вечно покрытая засохшею грязью, очистилась, почернела и стала лосниться, как атлас.

(34)Но страх, наверное, не совсем ещё выпарился огнём ласк из её сердца, и всякий раз при виде людей, при их приближении, она терялась и ждала побоев. (35)И долго ещё всякая ласка казалась ей неожиданностью, чудом, которого она не могла понять и на которое она не могла ответить, потому что не умела ласкаться. (36)Единственное, что могла Кусака, это упасть на спину, закрыть глаза и слегка завизжать. (37)Но этого было мало, это не могло выразить её восторга, благодарности и любви.

* Андреев Леонид Николаевич (1871—1919) — русский писатель, представитель Серебряного века русской литературы.

Источник